Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

Берлинская высшая сельскохозяйственная школа

 

Смотрите также:

 

Биография Прянишникова

 

Почва и почвообразование

 

почвы

Почвоведение. Типы почв

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Советский ученый Д.Н. Прянишников, основы химизации ...

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

IV. Берлин.

 

Берлинская высшая сельскохозяйственная школа представляет для нас особый интерес, как отдельно стоящее учреждение, не связанное формально с университетом, но по духу к нему близкое, по числу студентов равняющееся нашему институту [(928 в Берлине  , 921 в Петровско-Разумовском   осенью 1908 г.); как число слушателей, так и бюджет берлинской школы, будучи самым высоким бюджетом агрономической школы в Европе \ не резко отличается от нашего по общей сумме и позволяет проводить сравнение по отдельным статьям в виду близости общей организации учреждений.

 

Берлинская школа помещается внутри большого города и возникла из симбиоза публичного музея по сельскому хозяйству с чтением отдельных курсов в той же области; этот симбиоз сохранился в основе и до сих пор, с той разницей, что школа развилась и окрепла и переросла музей, получив не только богатую обстановку в целях учебных, но вооружившись разнообразными, хорошо обставленными „Forschungsapparate",— аппаратами для исследования при кафедрах, часто выросшими в крупные опытные учреждения.

 

Школа обладает очень хорошими помещениями на Invalidenstrasse; главное здание, выстроенное в 1880 году, стоило 2.500.000 марок; но с тех пор и до 1906 года неоднократно строили добавочные помещения в сумме более чем на 1 милл. марок, прикупая землю по дорогой цене (по 200—300 марок на 1 кв. метр), на сумму также свыше 1 милл. марок; эти данныя приведены в отчете за 1906 г., но сюда не вошло только- в что выстроенное 4-этажное здание во дворе школы, где поместилась, между прочим, опытная станция, а затем из устного сообщения ректора мне известно, что теперь (1909) возводится новых построек для школы на 2 милл. марок; следовательно, всего на школу затрачено теперь около 7 милл. марок (в эту сумму еще входят средства, затраченные разными обществами на постройку сообща с казной различных опытных учреждений, находящихся в общем пользовании со школой; о них будем говорить ниже).

 

Как гласит § 1-й устава, Берлинская школа ставит своей задачей „служить как делу преподавания, так и делу исследования в области сельского хозяйства, геодезии и культуртехники, сельскохозяйственных технических производств, а также и соприкосновенных основных наук.

 

Школа представляет самоуправляющееся учреждение, находящееся в ведении министра земледелия и государственных имуществ; при министерстве имеется особый орган, кураториум, состоящий из двух лиц (теперь Тиль и Эльстер)—одного представителя ведомства земледелия, другого—ведомства народного просвещения; эти лица (назначаемые министром земледелия) могут участвовать в заседаниях совета школы с правом совещательного голоса; на них лежит „попечение о научных интересах школы"; проекты расширения и создания новых учреждений при школе должны проходить через кураториум.

 

Органами непосредственного управления школой являются ректор, избираемый советом, совет профессоров (engeres Lehrercollegium) и общее собрание профессоров и доцентов (weiteres Lehrercollegium).

 

Ректор избирается на 2 года, утверждается верховной властью; теперь ректором состоит физик Bernstein (с которым нам и пришлось беседовать по вопросам школьного бюджета). Совет в собственном смысле слова (engeres Lehrercollegium) состоит из 18 профессоров; он ведает учебную часть и избирает кандидатов на профессорские должности.

 

Кроме того, имеется 19 доцентов (Honorardocenten), читающих различные специальные курсы по приглашению совета; из них многие являются профессорами других школ, специалистами министерства, заведующими опытными учреждениями; в этом отношении Берлин дает достаточную возможность выбора подходящих лиц.

 

Есть и приват-доценты (8), читающие те или иные курсы по собственной инициативе, без оплаты от школы

 

Один раз в семестре имеет место общее собрание всех доцеитов (включая и приват-доцентов) для составления плана лекций и занятий на предстоящий семестр (эти общие собрания и обозначаются вышеупомянутым термином „weiteres Lehrercollegium").

 

Если число профессоров (18) в Берлине близко к соответственному числу в Петровско-Разумовском, то общее число преподавателей, читающих курсы по поручению совета в Берлине, значительно выше (благодаря большому количеству доцентов), именно в сумме 37 против 27 (отметим, впрочем, что Hochschule имеет 3 отделения, а не 2).

 

Число ассистентов Берлинской школы (35) совершенно совпадает с нашим (1909); но нужно не забывать различия обязанностей ассистента у нас и в Германии: там это преимущественно сотрудники в деле исследования, у нас же это исключительно помощники по учебной части (см. сказанное выше о Бреславльском институте). Для характеристики отмеченной уже раньше подвижности ассистентского состава упомянем, что в течение последнего отчетного года сменилось 12 ассистентов из 35; таким образом, ассистентура в Германии—это живой поток все новых и новых работников, испытывающих свои силы, свои наклонности к научной работе.

 

Нужно еще добавить, что в это число (35) не вошел ряд ассистентов по тем опытным станциям и лабораториям, которые получают средства помимо школ еще и от других учреждений (различных Verein'oe, см. ниже).

 

В канцелярии школы занято всего 4 человека (ведь там нет 14.000 исходящих №№, как у нас); кроме того, имеется еще Hausinspector (экзекутор).

 

Служителей при лабораториях 14 чел., всего низшего персонала 25 чел.; это гораздо меньше, чем у нас, отчасти потому, что, находясь вне города, мы должны иметь свою водокачку, свой газовый завод, свою школу для детей, больницу, даже своих ночных сторожей на улице и т. д.; ничего этого Берлинская школа, как лежащая внутри города, не знает

 

А затем за границей вообще не любят нашего русского правила— „числом поболее, ценою подешевле"; там предпочитают иметь меньше людей, но отборных, платить им как следует, но требовать от них больше, чем можно требовать у нас.

 

Берлинская школа обладает обширной библиотекой в 50.000 томов (против 37.000 в Петровско-Разумовском) при 12.000 выданных книг в году и 11.000 посещений читального зала. Отметим хорошее правило по библиотеке: к концу каждого семестра все взятые из библиотеки книги должны быть возвращены.

 

Сделаем краткий обзор лаборатории и кабинетов, начиная с с.-х. отделения школы (кроме него имеются еще два, именно отделение с.-х. технических производств и отделение по межевому делу и культур- технике).

Химическая лаборатория имеет собственно 50 мест, но в виду тесноты в ней используется еще отчасти для занятий по химии зал для микроскопирования, в котором размещена часть практикантов; лабораторией этой пользуются около 100—120 чел. в году, из них лишь около 40 чел. записываются на „большую практику" (8 часов ежедневно), которая не является обязательной; часть записывается на половинную практику (4 часа в день на 1 семестр), что рекомендуется, как minimum, лицам, имеющим в виду после 6 семестров пребывания в школе сдавать экзамен на право учительствовать. Остальные же, рядовые Landwirth'b^ ограничивающиеся 4-семестровым слушанием лекций записываются только на совсем уж малую практику, именно по 4 ч. в неделю на 1 семестр (таких бывало в лаборатории в последнее время около 60 чел.).

 

Заметим, что среди записывающихся на большую химическую практику значительный процент составляют, помимо слушателей сельскохозяйственного отделения, студенты университета (между высшими школами Берлина существует как бы взаимный обмен услуг в виде права студента за небольшой дополнительный гонорар записываться на отдельные курсы не только своей, но и других высших школ) и студенты с.-х. технического отделения (по крайней мере те из них, которые должны сдавать экзамен на инженера).

 

Читает всю химию один профессор, именно Бухнер, известный своими работами по „брожению без дрожжей" (Zymase-Buchner); недавно ему была присуждена за эти работы Нобелевская премия. В зимнем семестре излагается неорганическая химия (4 часа в неделю), слушает до 170 человек; летом читается органическая химия (3 ч. в неделю) при числе слушателей (точнее: записавшихся на данный курс) до 100 чел.

 

Аудитория при химической лаборатории имеет 175 мест. Как при Бухнере, так и при его предшественниках Landolt'e и Fleischer'e, лабораторией этой дано не малое количество важных научных работ (это относится и к большинству нижеупоминаемых лабораторий).

 

Физику читает проф. Bornstein (ныне ректор); его слушают до 300—400 чел. (аудитория не вмещает всех желающих); опять-таки сюда приходят и университетские студенты, и ветеринары, и техники, записывающиеся на курс Bornstein'a. В практических занятиях участвуют преимущественно две категории лиц: а) слушатели из университета, б) те слушатели с.-х. отделения, которые проходят курс по 6-семестро- вой программе.

 

Интересно, что в последние годы Берлинская Горная академия и ветеринарный институт отказались от ведения самостоятельных лекций и занятий по физике, просто поставивши в своих учебных планах курс Bornstein'a, читаемый в сельскохозяйственной школе.

 

Таким образом, по основным предметам кафедры Берлинской Hoch- schule играют в сущности роль университетских кафедр, привлекая к себе не только слушателей, но и работников специалистов с разных сторон  .

 

Ботаника читается двумя профессорами и одним преподавателем, именно: а) Виттмак читает летом систематику растений, зимой—основы учения о селекции и семеноведение. Он же заведует ботаническим отделом музея; как мы упоминали выше, школа возникла первоначально при музее, и музей до сих пор сохранил свое значение и открыт для публики; но разные отделы музея находятся в ведении соответственных представителей кафедр и используются при преподавании в самой школе; Ь) проф. Кни читает анатомию и физиологию растений, ведет занятия с микроскопом; в зале для микроскопирования одновременно могут работать 67 чел., обычно нехватает мест для желающих записаться на эти занятия; по физиологии растений бывает 30—40 практикантов, специальные работы ведут 4—6 человек; с) Dr. Kriiger читает о болезнях растений (2 часа, 1 семестр).

 

Зоология представлена проф. Plate, в заведывании которого находится опять-таки соответственный обширный отдел музея, содержащий 11.000 объектов („кроме насекомых", как гласит отчет). Зимой читается зоология беспозвоночных (4 часа), в летний семестр зоология позвоночных (4 часа); энтомологию читает другой лектор (Rorig) 2 годовых часа.

 

Кафедра минералогии и геологии с соответственной частью музея и лабораторией находится в заведывании проф. Gruner'a, который читает также некоторые отделы почвоведения (общая часть).

 

Кафедра почвоведения и земледелия имеет во главе известного почвоведа проф. Orth'a  , который, кроме почвоведения (включая бонитировку), читает общее и частное земледелие и коренные улучшения (курсы, как обычно, идут не параллельно, одни прочитываются зимой, другие летом), он же руководит практическими занятиями в лаборатории („большая практика" для 6-го семестра; для 4—семестровых слушателей— демонстративные занятия по 1 разу в неделю). Кафедра, располагающая большим количеством растительных объектов, почвенных образцов, таблиц, диаграмм и пр. в соответственном отделе богатого музея школы.

 

Сел.-хоз. механика (проф. Fischer и Schotte) располагает коллекцией моделей и частей механизмов в с.-х. отделе музея; кроме того, студенты пользуются постоянной возможностью посещения склада машин местного сельскохозяйственного товарищества (Brandenburgische Bezugs- und Ab- satzgenossenschaft); этим соглашением заменили прежние попытки организовать постоянную выставку новостей с.-х. машиностроения. Кроме того, с 1906 года при Берлинской школе учреждена станция для испытания машин и орудий; в устройстве станции приняла участие местная Land- wirthschaftskammer, давшая средства на приобретение инструментов для измерения и других аппаратов, школа же дала с своей стороны заведующего (проф. Fischer), ассистента и служителя для станции.

 

Кафедра физиологии животных с 1881 г. представлена Zuntz'eM, который читает об обмене веществ, о питании животного организма, также зоогигиену и еще некоторые специальные курсы; более важно, конечно, не то, что читает Цунц, а то, что он в течение 25 лет давал работы по основным вопросам физиологии животных и учил работать других; как обставляет Берлинская школа таких ученых, как Цунц, видно из того, что он располагает пятью ассистентами для помощи в деле исследования. В новом строящемся теперь здании, о котором мы упоминали выше, Цунц получит значительное расширение помещений и улучшение обстановки для своих опытов.

 

Зоотехния (проф. Lehmann) чувствует на себе в сильной мере следствия „безземельности" Берлинской школы—нет скотного двора, возможны лишь опыты с отдельными животными в клетках, и то преимущественно коллекции, помещающиеся в соответственном отделе общего музея (модели животных, способы запряжки, корма, продукты животноводства; особенно обильная коллекция шерстей). Затем имеется лаборатория для практикантов и для специальных работ. Lehmann читает также еще курс молочного хозяйства, для которого имеются необходимые пособия (можно сварить сыр, пустить в ход сепаратор, когда то нужно в целях учебных, но с возможно меньшим расходом на дорогое в большом городе молоко).

 

Кроме поименованных кафедр на сельскохозяйственном отделении Берлинской школы, имелась еще кафедра „с.-х. опытного дела и бактериологиикоторую занимал проф. Реми; уход проф. Реми совпал с перенесением опытной станции из Dahme (где когда-то работал Гельригель) в Берлин; по соглашению министерства земледелия с местной Landwirthschafts-Kammer решено было поместить опытную станцию в здании берлинской школы (воспользовавшись для этого пристройкой во дворе), заведующего станцией Lemmermann'a назначить профессором и поручить ему чтение курсов, раньше читавшихся проф. Remy; так возникла эта кафедра-станция, сильно развившая свою деятельность после реформы и переселения в Берлин; но Lemmermann сосредоточил свою преподавательскую деятельность, главным образом, на чтении курса учения об удобрении; у него имеется лаборатория для занятий по агрономическому анализу, так что получилось восстановление кафедры агрономической химии, которая номинально была одно время соединена с органической химией \ Для того, чтобы дать понятие о развитии деятельности станции (Agriculturchemische Versuchsstation), достаточно указать, что кроме 4-х ассистентов по кафедре, оплачиваемых школой, Lemmermann имеет еще 10 ассистентов, оплачиваемых из бюджета станции, отчасти из доходов, получаемых от анализов

 

Опытное поле лежит за городом (Dahlem), там же была и теплица, но теперь сооружается вторая при самой станции. Число анализов контрольного отделения возросло до 9000; но так как в присылке образцов для анализа имеет место своего рода сезонность, то проф. Lemmermann имеет возможность, как он нам говорил, в период затишья обращать силы ассистентов контрольного отделения на дело исследования.

 

Кроме кафедр, при школе имеется, как мы видели, ряд доцентур; так, преподается лесоводство, с.-х. архитектура, ветеринария, огородничество и плодоводство, виноградарство, культура болот, рыбоводство.

 

Чтобы закончить с организацией сельскохозяйственного отделения школы, нам остается еще сказать о преподавании общественных наук.

 

Политическую экономию читает проф. Auhagen   по 4 часа летом и 2 часа зимой; кроме того, он ведет 2-часовой семинарий в течение всего года.

 

Далее Fassbender читает курсы: 1) о коммерческих отношениях в сельском хозяйстве (Landw. Handelskunde), 2) с.-х. кооперации (Genos- senschaftwesen), 3) о поднятии благосостояния деревни (общественная агрономия и др. мероприятия) под общим заглавием „Landliche Wohl- fahrtpflege".

 

Деятельное участие в чтении курсов по с.-х. экономии принимает профессор Вернер, именно им излагаются отделы: организация, с.-х. таксация, счетоводство; история сельского хозяйства в 18 и 19 стол. Это тот известный Hugo Werner, которому принадлежат руководства по кормовым травам и рогатому скоту; он представляет из себя единственное исключение из общего правила, принятого с самого основания в берлинской школе,—именно специализация доцентов по трем основным отраслям с.-х. знания (растениеводство, животноводство, с.-х. экономия); это исключение сделано ради данного лица, в остальном Берлин проводит последовательно означенное разделение, которое давно господствует и в русских школах. В этом смысле постановка преподавания в берлинской школе (как и в Петровско-Разумовском) является более „университетской", чем в университетах Halle и Leipzig, которые отстаивают старый энциклопедизм.

 

Кроме названных курсов, еще Peter читает „об имперском и прусском законодательстве в отношении к сельскому хозяйству" и АегоЬое заменяет отчасти Werner'a в лекциях н ведении занятий по таксации, счетоводству и истории сельского хозяйства.

 

Такова в общих чертах постановка преподавания на сельскохозяйственном отделении Берлинской школы; курсы рассчитаны так, чтобы все они прочитывались каждый год; учебные планы составлены на 2 срока, на 4 и 6 семестров, при обычных для всех школ условиях (т. е. для государственного и докторского экзаменов 6, для обычного дипломного—4 семестра, как minimum). О числе студентов и окончивших будем говорить ниже.

 

Перейдем теперь к организации отделения сельскохоз. технического (с.-х. технологии). Оно опять-таки обязано своим возникновением симбиозу школы с целым рядом опытных учреждений, раньше учрежденных различными обществами и союзами, а именно здесь участвуют: а) старое, имеющее 5000 членов „общество немецких винокуров" (Verein der Spiritusfabricanten), далее Ь) учрежденное пивоварами „Versuchs und Lehranstalt fiir Brauerei", c) Verein крахмалозаводчиков, d) Verein заводов, производящих прессоваии. дрожжи, и е)—производящих уксус. Все эти ферейны, раньше имевшие порознь свои опытные учреждения, постепенно объединились (все они заинтересованы более или менее в вопросах переработки углеводов) между собой и вступили в соглашение с министерством земледелия, устроивши на общие средства при школе „Institut fiir Gahrungsgewerbe und Starkefabricatoin" (начало положил в 1889 г. союз по пивоварению, давший 530.000 м., при ассигновании в 229.000 от казны, затем в 1896 г. последовало соглашение со стороны винокуров, в котором казна участвовала 850.000 м. и т. д.).

 

Не будем входить в описание этих обширных и богатых помещений, включающих ряд лабораторий и заводов (или их частей), функционирующих в целях опытных и учебных; чтобы только дать понятие о смысле этого учреждения, скажем, что в заведывании его отделом участвуют 5 профессоров, располагающих 52 ассистентами (химиками, инженерами и пр.); кроме того, имеются 23 лица административного и 17 чел. низшего персонала Ч Тут читается ряд курсов, рассчитанных частью на студентов Hochschule, частью на лиц, приходящих со стороны, из практики; тут можно держать экзамены на Brauerei-Ingenieur, Brennmeister, Gahrungstechniker, Starkemeister и т. д. Список исследований, вышедших из института, занимает в отчете целый ряд страниц. К тому же отделению школы принадлежит институт по свеклосахарному производству (Institut fiir Zuckerindustrie); здание этого института построено целиком на частные средства (Verein d. D. Zuckerindustrie) и передано в собственность казны, как часть Hochschule; в ассигновании средств на содержание института главную роль играет также упомянутый ферейн. Институт включает три отделения: учебное, научное и аналитическое (контрольное). В лаборатории имеется 40 мест, она обставлена с большим удобством для работающих, располагающих на своих столах электрическим током, приспособлениями для охлаждения и пр. Через лабораторию эту прошло со времени ее основания около 1200 учеников; из нее вышло не мало научных работ по химии сахара и других углеводов (не говоря об исследованиях технического характера), принадлежащих заведующему институтом проф. Herzfeld'y и его ученикам.

 

Техническое отделение располагает и еще некоторым пособием по мукомольному и пекарному делу, но мы, во избежание длиннотности изложения, на второстепенных учреждениях останавливаться не будем.

 

Третьим отделением Берлинской Hochschule является Geodasisch- kulturtechnische Abtheilung, в котором об'ясняется межевое дело и мелиорации. Кроме профессоров общих с с.-х. отделением, на этом отделении имеется 3 профессора и 2 преподавателя, именно 1 профессор читает математику, 2 других ведут лекции и практически заняты по геодезии, семинарий по „geographische Orthbestimmung" (определение широт и долгот), по теории вероятностей и пр.; один преподаватель читает с.-х инженерное, другой—строительное искусство.

 

Отделение это развилось с тех пор, как при государственном экзамене на звание Landmesser (землемер) стали требовать, по крайней мере, 2-летнего пребывания в высшей школе; оно стало даже самым многолюдным отделением берлинской Hochschule. Интересный прием употребляется, между прочим, для пополнения недостатка ассистентов по геодезии: для этой цели ежегодно несколько землемеров, состоящих на службе, командируются на 1 год в Берлин, с тем, чтобы одновременно с исполнением ассистентских обязанностей они могли прослушать дополнительные курсы.

 

Зимой 1908/9 года студенты Берлинской Hochschule распределялись следующим образом по названным трем отделениям:

 

I           Сельскохоз. отделение .... 329

II         Межевое и мелиоративное . . . 397

III        С.-х. техническое производство . 143 Со смешанн. учебными планами . 59

Всего 928 студ. (в том числе 47 русских).

 

Кроме того, на отдельные курсы записано было 332 студента университета, 102—ветеринарного института, так что общее число слушателей достигало 1362. Заметим, что студенты Hochschule в свою очередь имеют право записываться на интересующие их курсы в университете, в техническом училище, в ветеринарном институте и др. высших школах Берлина.

 

Что касается числа „оканчивающих" в Берлинской школе, то по сельскохозяйственному отделению государственный экзамен, дающий право быть учителем в средней школе, сдают около 5 человек за год; собственно этот экзамен, для которого требуется не менее 6 сем. пребывания в школе \ может быть сравниваем с окончанием курса в нашем смысле. Дипломный же экзамен (по данным последнего отчета) сдали за год 24 чел. (из 30 державших), за предыдущее десятилетие число окончивших в этом смысле колебалось от 13 до 23; как мы отмечали выше, этот экзамен   сдается после 4-х семестров слушания лекций, для допущения к нему пред'являются очень скромные требования по практическим занятиям (напр., 4 часа химии в неделю 1 сем.), и он не дает в сущности никаких прав.

 

Принимая во внимание, что общее число студентов сельско-хоз. отдела достигает 300 и более, увидим, что число оканчивающих (по двухлетнему типу) в лучшем случае составляет 10—12°/0.

 

Что касается докторского экзамена, к сожалению, здесь нельзя дать цифрового выражения продуктивности Берлинской школы: хотя весьма значительное число лиц делает докторскую диссертацию в лабораториях школы (даже по физике и химии, а не только по прикладным дисциплинам), но самый экзамен производится при университете, куда и должны записаться докторанты на последние семестры (хотя бы они продолжали практически работать в одной из лабораторий школы). Главным предметом могут быть избираемы те или иные отделы агрономии, степень дается общая—доктора философии. Таким образом, если Берлин- екая школа еще только ожидает права   сама давать ученые степени (которые уже даны в Германии всем высшим техническим школам)  , то все же ее воспитанникам открыт свободный путь к ученой дороге, тогда как у нас, в России, положение лица, оканчивающего агрономическую школу и желающего получить ученую степень, почти что безвыходное, так как наши университеты не допускают сторонних лиц к соисканию ученых степеней  . Единственный путь для русского агронома (если он не окончил университета) к получению ученой степени состоит, как известно, в том, чтобы отправиться в Германию, записаться там снова в студенты и получить докторскую степень; тогда, по возвращении в Россию, он может питать некоторую надежду, что какой-либо университет снизойдет до его положения и захочет воспользоваться известным параграфом устава, который разрешает факультету, в виде исключения, тех иностранных докторов, которые обладают выдающимися работами, допускать к магистерскому экзамену; но для этого нужно стечение особо благоприятных обстоятельств; число таких исключений невелико, и путь этот, помимо длительности и общей ненормальности, еще и не является достаточно верным.

 

Гораздо большее число лиц, сдающих экзамены, имеет межевое и с.-х. инженерное отделение школы; так, в 1907—8 году записалось на „Landmesserexamen" 155 человек, из них выдержало 93 чел. Но нужно иметь опять в виду, это этот экзамен, сдаваемый также после 4-х семестров, есть лишь первая ступень, необходимая для поступления на службу; экзамен же по Kulturtechnik'e сдается уже во время прохождения службы, не ранее 3 и не позднее 6 лет после вступления на нее.

 

На с.-хоз. техническом отделении число оканчивающих со званием инженера невелико (9 ч. в 1907—8 г.).

 

Таким образом, если бы судить по экзаменам и числу оканчивающих, то пришлось бы сказать, что в Берлинской школе межевое и инженерное отделение преобладает над сельскохозяйственным; но если взглянуть на деятельность лабораторий и оценить научные заслуги школы и соединенных с ней опытных станций, то тогда ясно будет, что перевес в этом отношении на стороне сел.-хоз. и технического отделений, которые обладают и гораздо большим персоналом; вспомним, что если суммировать число ассистентов школы и опытных станций, то получится почтенная цифра в 87 чел., занятых преимущественно научной работой. Если, как это имело место в 1908 г., чуть не 1/8 этого числа обновляется за год, то выходит, что Hochschule, помимо обычных выпусков, может дать ежегодно для науки и жизни 20—25 человек, прошедших ассистентскую школу; наличность такой „ёсо1е des hautes dtudes" должна быть учтена при оценке значения берлинской Hochschule и сравнения ее с другими учреждениями.

 

Дополнение 1926 г.

 

После войны, отвлекшей на долгие годы молодежь от школы, в Германии наблюдался усиленный наплыв слушателей; если в берлинской Hochschule затем число студентов опять спустилось до прежнего уровня (около 1000 чел.), то здесь, может быть, сказалась отчасти дороговизна жизни в столице, ибо в других школах все же удержалось повышенное число студентов (напр., 500 в Hohenheim'e, 900 в Галле); здесь сказывается влияние уже не самой войны, а изменившихся экономических условий и возросшего под их влиянием интереса к изучению сельского хозяйства.

 

Изменился и состав слушателей—в то время как прежде среди них был большой процент лиц, не заинтересованных в служебных правах (или материально обеспеченных или находивших место в частных хозяйствах, которые официальными дипломами не интересовались),—теперь большинство студентов стремится к получению прав, поэтому сдают „большой экзамен" (Diplompriifung), и профессора жалуются, что им приходится экзаменовать по 150 человек в семестр—раньше небывалое в Германии явление. Теперь среди студентов больше неимущих, рассчитывающих идти потом на государственную службу, особенно в качестве учителей с.-х. школ, число которых растет.

 

Сообразно этому повышаются требования к поступающим не только в смысле непременного окончания полной средней школы но в отношении более строгого прохождения той двухлетней практики в хозяйствах, которая предшествует поступлению в высшую школу. Но в основе тип школы сохранился сполна,—она дает научное освещение фактов, уже известных студентам из с.-х. жизни, дает возможность знакомиться с методами научного исследования тем, кто этого желает, но никакой опекой над студентами не ведает—-каждый на собственный страх использует школу как может и сдает те или иные экзамены, если хочет, сообразно тому диплому, который он желает получить; точно так же школа свободна от обязанности знакомить студента с обычными в стране приемами с.-х. техники, ибо они должны быть ему известны из предварительной двухлетней практики в хозяйстве.

 

Точно так же сохранилось единство учебного плана для агрономов— нет какого-либо деления на циклы или секции в пределах трехлетнего курса; в то же время в жизни требуется специализация, но она относится на год, следующий за сдачей Diplompriifung, т.-е. выносится за пределы учебного плана; уровень требований к специалистам определяется особой экзаменной комиссией при министерстве земледелия; для ряда случаев указаны также определенные пути прохождения стажа оканчивающими агрономическую школу.

 

Так, готовящиеся к преподавательской деятельности должны провести год работы в педагогических семинариях, учрежденных при нескольких с.-х. школах, должны участвовать в преподавании (сначала в неответственных ролях), должны сами углубленно проходить некоторые предметы, писать сочинения и делать доклады на назначенные темы; в конце года сдается экзамен на звание учителя с.-х. школы.

 

Для специализации по животноводству требуется также год работы после окончания школы, частью при ней самой, частью при опытных учреждениях, с.-х. обществах, в племенных хозяйствах; затем сдается особый экзамен в комиссии, назначаемой министерством земледелия.

 

Специализирующиеся по растениеводству после соответственного стажа сдают экзамен на „инспектора семеноводства"; кроме того в последнее время явился спрос на руководителей „кружками опытников" (Versuchsringe—собственно говоря, кружки для ведения опытов); эти частные организации возникли в Германии по инициативе проф. Ремера, они ведут коллективные опыты и приглашают агронома на средства кружка; от агронома требуется не только хорошая подготовка по опытному делу, но и организационные способности. Формальных требований пока не установлено, но при выборе агронома принимается во внимание весь тот жизненный опыт, который он приобрел по окончании школы.

 

Есть и другие виды специализации, но три названных направления имеют теперь наибольшее значение.

 

В то время как до войны большинство агрономов шло в частные хозяйства, теперь режим экономии (и отсутствие отвлечения военной службой) заставляет владельцев и их сыновей самих работать в имениях; отсюда избыток предложений и недостаток мест—на одно об'явление о месте управляющего откликается 250—-300 кандидатов. Отчасти с этим связан особый интерес к государственной службе (а затем к экзаменам и дипломам), который проявило после войны немецкое студенчество; в то же время открылись новые возможности приложения сил агронома в виде соединения педагогической деятельности с работой местного агронома—таким „двуединым" центром в Германии является низшая с.-х. школа.

 

Итак, мы имеем перемены в составе студенчества и в его стремлениях после войны; но сама высшая с.-х. школа в Германии сохранила свой свободный режим и никого не принуждает сдавать экзамены, никаких минимумов в ней не существует; каждый студент может подать заявление о желании подвергнуться окончательному экзамену, когда он сам найдет это для себя нужным.

 

Наиболее подходящим типом сельскохозяйственной школы для крестьян в Германии оказались „зимние школы", позволяющие подросткам возвращаться на лето в свои хозяйства; отсюда—свободное летнее полугодие у преподавателей, которые переходят на работу по агро-помощи, пользуясь учениками и оканчивающими школу для лучшего установления связи с населением; как быстро растет этот тип школы за последнее время, видно из следующих цифр для Пруссии:

1876    1899    1914    1924

12        99        243      359

Таким образом, Германия идет своим особенным путем, комбинируя агрономическую помощь не с высшей, а с крестьянской с.-х. школой двухлетнего (вернее, двухзимнего) типа.

 

Число этих школ продолжает увеличиваться, поэтому и спрос на агрономов с высшим образованием имеется; тут, конечно, требуется определенный стаж и не всегда (даже прошедший через педагогический семинарий) может получить место; но все-таки здесь нет еще того избытка предложений, который так резко сказался в области частной службы.

 

 

 

К содержанию книги: Д.Н. Прянишников - избранные статьи и книги по агрономии и агрохимии

 

 

Последние добавления:

 

Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии биологов, агрономов