Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

Сельскохозяйственный институт в Галле

 

Смотрите также:

 

Биография Прянишникова

 

Почва и почвообразование

 

почвы

Почвоведение. Типы почв

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Советский ученый Д.Н. Прянишников, основы химизации ...

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Сельскохозяйственный институт в Галле, создание Ю. Кюна, является прототипом университетских институтов и самым крупным учреждением этого типа, как по числу слушателей, так и по богатству пособий; в зиму 1908—9 года -было 348 студентов что даже несколько выше соответственного числа для с.-х. отделения в Берлинской Hochschule (там свыше 900 всех студентов, включая с.-х. инженерное и техническое отделения, но на сельскохозяйственном собственно 329). Число оканчивающих в Halle однако также невелико, именно за последний год 20 челов. сдало дипломные экзамены (2-летний учебный план) и 1 сдал экзамен на учителя (3-летний учебный план).

 

Ю. Кюн был назначен ординарным профессором в Halle через год после известной речи Либиха, произнесенной им в Мюнхене в 1861 г., в которой Либих нападал на германские с.-х. академии, как учреждения, оставшиеся в стороне от научной работы, от того движения вперед, какое испытало естествознание со времен Тэера, и выступил сторонником преподавания сельскохозяйственных дисциплин при университетах, с тем, чтобы естественные науки проходились агрономами совместно с остальными студентами университета. Повидимому, учреждение кафедры сельского хозяйства и назначение Кюна профессором университета в Halle состоялось отчасти под впечатлением названной речи Либиха.

 

Однако Кюн с первых же шагов увидел, что осуществление идеи Либиха в ее голой форме далеко недостаточно для успеха дела. В первый год Кюн имел всего 3 слушателей; и это несмотря на то, что его имя уже было известно, как лица, 20 лет успешно занимавшегося хозяйством, с успехом читавшего одно время лекции в Проскау (с.-х. академия), имевшего известные научные труды по болезням культурных растений, написавшего премированное руководство по кормлению рогатого скота и т. д.

 

Кюн, будучи сам исследователем, верно понял, что дело не в том только, чтобы перенести кафедру из академии в университет, но в том, чтобы представитель ее участвовал сам в научной разработке своей дисциплины, и, располагая необходимой обстановкой не только для целей учебных, но и для целей исследования (Forschungsapparat) он пошел по пути превращения одиноко стоящей, безземельной университетской кафедры в комплекс кафедр,—институт, располагающий в достаточном количестве объектами (растениями и животными), над которыми приходится работать агроному, т.-е. снабженный опытным полем и опытным (и демонстративным) скотным двором, не говоря о лабораториях. Тернистый путь пришлось пройти для этого Кюну; не получая первоначально средств на приобретение участка земли, постройку здания, приобретение

 

ждалась отзывчивостью и в поле, проф. Kellner ответил: „Но я уверен в обратном, что почва, не реагирующая на удобрения в сосудах, не будет реагировать и в поле; в этом смысле я нахожу возможным делать указания хозяевам, наклонным у нас, в Саксонии, нередко излишне часто вносить суперфосфат и другие удобрения". животных и пр., он вынужден был вкладывать свои средства и прибегать к личному кредиту для осуществления своих решений; так, он приобрел, с обязательством уплачивать по частям, землю, сделал и другие долги на свой страх и риск Когда обнаружился успех Кюна, правительство не только вернуло его затраты, но и дало средства для дальнейшего расширения дела; в пятом семестре молодой институт имел уже 122 студента; это дало повод Кюну выхлопотать ряд доцентур, необходимых для облегчения и расширения дела преподавания, для заведы- вания вновь созданными лабораториями и другими пособиями. Благодаря тому что Кюн, во-время обеспечил институту значительную площадь земли, он не только получил возможность содержать значительное число животных (с.-х. зоологический сад), но и создал еще значительный запасный капитал для института, так как теперь, через 45 лет, земля близ Halle успела сильно вздорожать.

 

Заслуги Кюна вскоре отметили современники; так Drechsler писал в 1872 г.: „Не следует забывать, что необходимость превращения университетских кафедр сельского хозяйства в институт вовсе не было делом заранее очевидным; эта мысль была высказана только Ю. Кюном и в 1863 г. осуществлена в Halle".

 

В настоящее время созданный Кюном институт располагает следующими пособиями (Lehr und Forschungsapparate):

1)        Две аудитории, большая и малая. Такое скромное, на наш взгляд, число аудиторий обусловливается тем, что лекции по основным предметам (физика, химия, ботаника, политическая экономия и т. д.) слушаются в общих университетских помещениях.

2)        Сельскохозяйственно-физиологическая лаборатория, названная так в связи со взглядом Кюна на науку о сельском хозяйстве, как на „физиологию и биологию культурных растений". Она имеет 40 мест для студентов-практикантов и докторантов, снабжена микроскопами, приборами для физического и химического исследования почв, удобрения, кормов, образцов повреждения и т. д. Этой лабораторией заведует или (точнее) заведывал сам Кюн.

3)        Отделение опытное и бактериологическое, в заведывании профессора Боде. При посещении этого отделения и бесед с профессором Боде нам бросилось в глаза одно обстоятельство: Боде вовсе ие представляет собой какого-либо заслуженного ветерана науки, а является лишь начинающим работником (признаюсь, я впервые услыхал его фамилию только теперь, войдя в его лабораторию), тем не менее он располагает пятью ассистентами, как аналитиками и помощниками в деле исследования, свободными от учебных обязанностей.

4)        Лаборатория по селекции, находящаяся в заведывании проф. Holdefleiss'a, ведущего также и практические занятия по этой отрасли.

5)        Обширные коллекции, помещающиеся, главным образом, в трех'этажном здании, расположенном влево от главного входа. Здесь находятся почвенные коллекции, включающие образцы, собранные в тропических областях Вольтманом. Отметим, что многое здесь исторически интересно, наприм., коллекции почв (Fallou), коллекции удобрения (Grouven), гербарии (Rabenhorst и Др.), коллекции по болезням растений, по шерстоведению, музей остеологический и пр.

6)        Библиотека по специальным отделам (как дополняющая обще-университетскую библиотеку) с 15.000 томов и читальный зал с 30 периодическими изданиями по сельскому хозяйству.

7)        Сельскохозяйственный ботанический сад с 500 грядок для разновидностей и сортов хлебных растений, с отделениями для пряных лекарственных ядовитых растений, для растительных паразитов; два бассейна служат для культуры болотных злаков и для демонстрирования растительности моховых болот (для этой цели перенесен был прямо небольшой участок торфяника из Тюрингенского леса) Находящаяся рядом теплица имеет в виду знакомить посетителя с тропическими культурными растениями,—здесь доводят до созревания хлопчатник, культивируют лотос, сахарный тростник, кофейное дерево и пр. Рядом с настоящей теплицей находится и „теплица" для вегетационных опытов (светлица), а невдалеке возвышается известный „геологический профиль" (стена в 2 метра выстоты и 30 м. длины, сложенная из пород, распространенных в Германии в типическом наслоении, с воспроизведением характерных складок, сдвигов и пр.). В середине сада находится метеорологическая станция.

8)        Сельскохозяйственный зоологический сад, богатый разнообразными формами домашних животных, представляет известную достопримечательность НаИ'ского института и служит не только в целях демонстративных, но и опытных (особенно многочисленны опыты по скрещиванию).

9)        Здание для с.-х. машин и орудий, опять-таки кроме целей учебных, снабженное необходимыми приборами для испытания машин.

Далее идут:

10)      Здание молочного хозяйства; 11) отделение по анатомии и физиологии с клиникой для животных; 12) и 13) пособия по пчеловодству и рыборазводному делу и 14) опытное поле, расположенное в 14 часа ходьбы от института, располагает ближним участком в 13 дес- (собственно опытные) и дальним, в 100 ha, служащим кормовой площадью для содержания зоологического сада. Не вдаваясь здесь в описание опытов с глубиной обработки разными удобрениями, с непрерывной культурой ржи и пр., упомянем лишь об одном явлении, бросившемся нам в глаза при посещении опытного поля: в этот (третий) приезд в Halle на участках, где намеренно без севооборота культивируются из года в год (при ежегодном посеве вновь) одни и те же растения, выдавались резко два черных квадрата—это были участки с клевером и льном (удобрения в этой серии не применялись).

 

В секретариате института мы попытались получить сведения о бюджете его; весь расход (sachliche Ausgaben) составляет 180.000 марок (в том числе 125.000 от казны и около 55.000 дают статьи поступления); для правильной оценки этой суммы нужно иметь в виду, что она относится только к содержанию одних специальных кафедр и учреждений института (без основных предметов), притом не считая оплаты личного состава (она входит в общие расходы по личному составу философского факультета).

 

Из этой суммы около 1 t (60.000 м.) идет на учебные пособия при кафедрах (лаборатории и кабинеты), а около 120.000 на содержание животных зоологического сада, на опытное поле и на хозяйственные расходы. Чтобы дать некоторую мерку сравнения, укажем, что ту же самую сумму на учебные пособия,какую Halle распределяет между своими специальными кафедрами, мы в Петровско-Разумовском вынуждены распределять между всеми кафедрами института (включая и основные предметы).

 

Чтобы подсчитать общую стоимость института в Halle и привести ее к сравнимой форме с бюджетами отдельно стоящих школ, пришлось бы, кроме оплаты личного состава, подсчитать еще, что стоят занятия студентов по химии, ботанике и пр., и какую долю содержания профессоров и ассистентов по основным предметам следовало бы отнести на счет сельскохозяйственного института; но таких данных нельзя получить готовыми, нужен особый, притом не легкий труд расценки (иногда приблизительной), чтобы иметь сколько-нибудь сравнимые цифры. Поэтому, когда говорят о дешевизне организации с.-х. институтов при университетах, то необходимо внимательно отнестись к вопросу, о каких цифрах идет речь.

 

Лекции по сельскохозяйственным предметам в Halle читаются, кроме Кюна, еще 6 профессорами и столькими же доцентами. Сам Кюн, помимо общего управления институтом, обычно читал целый ряд курсов, как введение к изучению сельского хозяйства, общее земледелие, общую зоотехнию, организацию хозяйства, вел занятия в лаборатории („сельскохоз.-физио- логической"), также занятия по патологии растений (но теперь силы Кюна настолько ослабели, что он должен был сначала очень уменьшить, а этим летом и совершенно прекратить чтение лекций; нам пришлось видеть его теперь, через 17 лет после первого посещения Halle, и убедиться, что теперь осталась только печальная тень прежнего Кюна, этого энергичного исследователя, преподавателя и организатора).

 

Кюн определял Landwirthschaftswissenschaft, как „физиологию и биологию культурных организмов'1, и ставил, как нечто целое, на ряду с другими предметами философского факультета; но то, что было под силу Кюну в 60 и 70-х годах, то тяжелым бременем ложится на его сотрудников и заместителей: теперь уже трудно совмещать преподавание и земледелия, и зоотехнии, и экономии, исполняя одновременно завет Кюна, что преподаватель с.-х. дисциплин, как и всякий другой университетский доцент, должен быть не только референтом, но и исследователем в области своего предмета. Эта энциклопедичность стала в разрез как раз с основной идеей Либиха и Кюна, с университетским духом преподавания, и нам кажется, что именно она-то и подавляет собой развитие деятельности сотрудников Кюна, которые раньше фигурировали как dii minorum gentium, пока Кюн был в силе и был душой своего института; но теперь им предстоит заменять Кюна; вероятно, в будущем режим станет более похож на бреславльский (симбиоз равноправных кафедр), и тогда, конечно, выйдет на сцену вопрос о специализации в преподавании параллельно с разделением труда в деле исследования.

 

До сих же пор наблюдалась такая картина: то Вольтман, автор известной книги „О земледелии под тропиками", должен был читать разные отделы частной зоотехнии, то теперь Holdefleiss, читавший растениеводство и метеорологию, должен одновременно работать по зоотехнии.

 

Мы как раз застали Holdefleiss'a за занятиями по селекции с практикантами; он предложил обождать окончания тут же, так что мы могли наблюдать характер этих занятий; затем мы прошли в его рабочую комнату, где он познакомил нас со своими работами по гибридизации между различными формами кукурузы; но тут же, где исследуются початки кукурузы, раздается писк цыплят,—оказывается, что Holdefleiss одновременно изучает, как проявляется закон Менделя при скрещивании разных пород кур, имеет ли тут место явление, известное под специальным термином „ксений" и т. д. В конце концов Holdefleiss'y, кажется, придется окончательно перейти на зоотехнию, при предстоящем перераспределении ролей.

 

Эта господствовавшая до сих пор погоня за энциклопедичностью кажется нам анти-университетской особенностью постановки преподавания сельскохозяйственных дисциплин в университете Halle, и в этом смысле более университетским духом проникнута организация берлинской Hoch- schule, формально не связанной с университетом (о ней будем говорить ниже).

 

Если Halle достигло в свое время крупного успеха, то несмотря на этот энциклопедизм, а никак не благодаря ему; теперь настало время окончательно с ними расстаться, чтобы богатые пособия института с еще большей продуктивностью были использованы представителями отдельных дисциплин.

 

 

 

К содержанию книги: Д.Н. Прянишников - избранные статьи и книги по агрономии и агрохимии

 

 

Последние добавления:

 

Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии биологов, агрономов