Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

Что год грядущий нам готовит? (К вопросу о борьбе с понижающим влиянием 1920 года на урожаи следующих лет. 1920)

 

Смотрите также:

 

Биография Прянишникова

 

Почва и почвообразование

 

почвы

Почвоведение. Типы почв

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Советский ученый Д.Н. Прянишников, основы химизации ...

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Естественным образом все помыслы сосредоточены теперь на предстоящем зимнем периоде, который требует большого напряжения сил, чтобы пережить его с наименьшим ущербом. Нужно, однако, чтобы текущие работы не заслоняли собой необходимости учитывать и дальнейшие последствия неблагоприятного года, чтобы нам не упустить время для принятия мер против затяжного характера сельскохозяйственного кризиса, ибо есть нечто в годах неурожая и бескормицы, создающее тенденцию к их повторению уже вне зависимости от неблагоприятного сочетания метеорологических факторов; поэтому египетские „семь лет тощих" могут быть не совсем фантастическими, если не последовать во-время разумному правилу: „Savoir, pour prevoir, pour agir" (знать, чтобы предвидеть, чтобы действовать).

 

Мы имели в виду в данной статье обратить внимание только на одно звено в такой возможной нежелательной цепи: мало кормов в 1920 году, мало скота придется оставить на зиму — мало навоза достается в наследство 1921 году, вот где фактор понижения следующего урожая, которому должно заранее найти соответственное противодействие.

 

Известно, что военные и послевоенные годы сильно убавили количество скота в России; так, количество лошадей чуть ли не уполовини- лось. В этом году должна последовать дальнейшая резкая убыль благодаря бескормице. В Московской губернии количество кормов составляет около 20% от прошлогоднего сбора, а от запасов корма зависит и °/о скота, который переживет зиму.

 

Ясно, что при сведенном к минимуму скотоводстве вопрос об удобрении почв стоит во всей своей остроте. И прежде, до войны, у крестьян далеко нехватало навоза для нормального удобрения всего пара, так как для этого следовало бы иметь по 4 головы крупного скота на каждую десятину ржаного посева; благодаря недостатку скота и навоза, наши урожаи постоянно были втрое ниже, например, бельгийских. До чего же упадут они, если к понижению количества навоза за пятилетие 1914—1919 г.г. прибавится, вероятно, сразу еще такое же понижение за один 1920 год?

 

Разрушение транспорта 1 поставило перед нами сложную и большую задачу поднять земледелие на севере настолько, чтобы и деревня и города могли питаться местным хлебом, но 1920 и 1921 годы грозят вместо поднятия падением урожаев, если не принять теперь же (осенью и зимой 1920—1921 г.г.) экстренных мер.

 

Посмотрим же, в чем должны состоять эти меры. Навоз, конечно, можно заменять другими удобрениями, если ясно представлять, что имецно в навозе существенно для данного случая, и это существенное суметь дать в иной форме. Проще всего этот вопрос решается для черноземной полосы—там в навозе наиболее важен фосфор; но в нечерноземной полосе дело сложнее, здесь важны не только питательные вещества: азот, фосфор и калий, но и органическое вещество (перегной),, необходимое для улучшения физических свойств наших северных почв.

 

Однако, замену всему этому создать можно даже при настоящих условиях, но только без содействия государства для крестьянина будет непосильным выход из трудного положения. Остановимся вкратце на возможных решениях главнейших вопросов в этой области.

 

В вопросе о фосфатах мы находимся в наиболее благоприятных условиях в смысле наличности громадных запасов сырья (фосфоритов); особая комиссия, работавшая при Петровской Академии под руководством проф. Самойлова, исследовала и учла эти запасы почти для всей Европейской России; но мы стоим еще перед задачей развертывания крупной суперфосфатной промышленности на нашем сырье (фосфоритах и колчедане), взамен иностранного суперфосфата и томасшлака, на которых в довоенное время строилось дело снабжения нашего земледелия фосфатами.

 

Прежде всего среди разбросанных на громадном пространстве залежей нужно выделить подлежащие разработке в первую очередь площади, удобные как по условиям добывания, так и по соображениям транспорта. Химосновой при помощи Института по удобрениям частью осуществлены разведочные горнотехнические работы, наметившие, напр., в Вятской губернии определенное поле для добычи фосфоритов, способное на ближайшее время дать 60 миллионов пудов фосфорита, который удобно сплавлять по Каме; на Волге (под Кинешмой) также намечены к разработке площади, способные дать до 30 миллионов пудов фосфорита, под Саратовом также идет уже добыча; кустарное добывание давно имеет место в Смоленской губернии. В последнее время под самой Москвой обнаружены более богатые выходы фосфоритоносных пластов, чем это было раньше известно.

 

Так как в шахтах работают и зимой, то еще есть время, при усиленном темпе, дать к лету крупные количества фосфоритной муки и часть ее переработать в суперфосфат на только-что пущенном в ход Растяпинском заводе (Нижегородск. губ.), на Кинешемском заводе и на других заводах, которые удастся пустить в ход за зиму, если только признать все эти меры первоочередными по спешности и важности и приложить все усилия для достижения максимальных результатов.

 

Поскольку же не удастся фосфорит переработать в суперфосфат, нужно возможно широко снабдить крестьян хотя бы фосфоритной мукой, ибо теперь расширился круг ее применения; доказано, что почвы, отзывчивые на фосфорит, встречаются чаще, чем думали раньше; доказано, что ряд растений (как-раз многие азотособиратели) способны разлагать фосфорит своими корневыми выделениями. Далее, тонкий размол и повышение количества фосфорита способствуют успеху его действия; предварительное компостирование фосфорита с торфом также делает его более усвояемым. Словом, дать фосфоритную муку в больших количествах и инструктировать население относительно условий ее применения—вот, наиболее достижимая очередная задача, а для избранных культур (сахарная свекла) и для поверхностного удобрения (напр., клевера) необходимо дать сколько возможно больше суперфосфата; поверхностное же удобрение клеверов весной этого года суперфосфатом, гипсом, золой будет иметь особое значение, ибо клеверный пар много выше безнавозного пара, а чем лучше развивается клевер (азотособиратель), тем лучше будет и рожь.

 

По установлении сообщения с югом необходимо организовать транспорт томасова шлака, который остался в значительных количествах при заводах, перерабатывавших керченскую руду; не следует также пренебрегать и мартеновскими шлаками. Далее, необходимо собирать кости и то, что не идет на клей и жир, перерабатывать дома на удобрение имеющимися приемами кустарного типа.

 

По вопросу об азоте имеется, с одной стороны, блестящее решение, выручившее Германию во время блокады, это техническое использование азота воздуха (синтетический аммиак при этом взял верх над селитрой); однако подобные методы нам сейчас не ко двору, во всяком случае к лету 1921 года этим путем мы сделать ничего не можем; нам не под силу производство, требующее дорогой аппаратуры, ответственной центрированной работы и крайней отчетливости в выполнении деталей общего задания; нам более пригодны другие пути, при которых процесс накопления связанного азота шел бы на местах, при элементарно простой обстановке, а государство лишь облегчило бы работы тех крестьян и советских хозяйств, которые пойдут по указанным им путям.

 

Таких путей в данном случае имеется несколько, при чем они одновременно разрешают вопрос не только об азоте, но и об органическом веществе, а именно: 1) введение в пару посева однолетних азотособирателей (люпина) для запашки на зеленое удобрение, 2) использование торфа в подстилку (для увеличения количества навоза), в компост и непосредственно для удобрения полей, 3) использование в крупных размерах лесной подстилки (опавшей листвы) для тех же целей, как и торфа.

 

Что же должно сделать государство, чтобы эти пути были немедленно открыты населению?

 

1. Так как препятствием для распространения культуры азотособирателей является отсутствие их семян, то прежде всего необходимо организовать в течение предстоящей зимы массовую доставку семян люпина (также пелюшки, сераделлы) из Белоруссии, Латвии, Литвы, Польши, Германии и пр. В Польше и Белоруссии люпин получил уже широкое распространение; наши опытные учреждения способствовали продвижению культуры люпина в Черниговскую, Минскую и смежные губернии; имеются хорошо составленные брошюры   и плакаты.

Необходимо этой волне люпиновой культуры дать возможность продвинуться к востоку, по всей нечерноземной России.

 

2.         Необходимо разбросать по торфяным разработкам возможно большее число весьма несложных заводов приготовления торфяной подстилки, а также инструктировать население относительно способов использования торфа в подстилку, в компост и непосредственно на удобрение и без помощи завода в тех случаях, где торф имеется на местах.

 

С помощью торфяной подстилки можно крупно увеличить количество навоза, если вносить торф не по обычному масштабу (искать минимума подстилки), а наоборот—искать того максимума торфяной подстилки, которая при ограниченном количестве скота может быть превращена в навоз, благодаря смачиванию экскрементами, легко разлагающимися и заражающими торф своим разложением; так как торф содержит гораздо больше азота, чем солома (в 3—5 раз), то весьма важно этот азот путем инфицирования бродящими массами перевести в более растворимые подвижные соединения (для этой же цели должны быть использованы и отбросы человеческого организма; нужно не забывать, что население Европейской России дает в год в своих выделениях не меньше азота, чем его содержится в 150 милл. пудов чилийской селитры, которые составляют мировое потребление селитры на удобрение за год).

 

3.         Необходимо с помощью статей и плакатов теперь же указать населению, что, собирая вновь опадающую листву и старый полуперепревший слой лесной подстилки, можно крупно увеличить количество удобрения, применяя эти материалы или в подстилку животным, или перегнаивая их в компосте, независимо от навоза. Компост в Германии давно носит название „сберегательной кассы земледельца", выручающей его в трудную минуту; в него поступают домашние отбросы, сорные травы, зола (или даже остатки от ее выщелачивания), кости и пр., у нас это до сих пор не делалось, но, запасая этой осенью возможно большее количество лесной подстилки, можно к весне создать в богатых лесом местах такие резервы удобрения, которые позволят смягчить „безнавозье" 1921 г.

 

По вопросу об источниках калия приходится считаться пока только с золой, которую до сих пор мы не умели использовать в целях удобрения, а ее получается около 100 миллионов пудов в год в одной только Европейской России; зола не только богата калием, она содержит и фосфор (одну пятую часть по сравнению с суперфосфатом), она очень богата известью, столь необходимой для наших северных почв; не решенной остается еще задача, как золу центральных отоплений и заводских печей доставить полям, нуждающимся в удобрении; много проще использование золы, получаемой на местах.

 

Далее, важно усилить применение и косвенных удобрений (известь, мергель, гипс); известкование, помимо его общего значения в смысле влияния на физические свойства почвы, в такой год, как 1921, во многих случаях может временно заменить навоз, помогая растворению имеющихся в почве в немалом количестве, но в трудно-растворимой форме питательных веществ.

 

Итак, добыча фосфоритов и усиленная работа суперфосфатных заводов в зиму 1920—21 г.г., устройство сети заводов торфяной подстилки, доставление населению семян азотособирателей, организация использования золы, широкое осведомление населения о необходимости теперь же запасать листву („лесной сор") на подстилку скоту (на ряду с торфом) и на приготовление компоста—вот главные меры, которыми можно парализовать недостаток навоза в 1921 году и предотвратить угрозу понижения будущих урожаев. Мы, конечно, лишь в общих чертах могли здесь указать на необходимость предстоящей напряженной работы в данном направлении; детальная программа может быть разработана при участии представителей агрономических кафедр и иных специалистов, имеющихся в составе Института по удобрениям.

 

 

 

К содержанию книги: Д.Н. Прянишников - избранные статьи и книги по агрономии и агрохимии

 

 

Последние добавления:

 

Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии биологов, агрономов