ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН

 

Ферсман в КЕПС - комиссии по изучению естественных производительных сил России. Труды А. Е. Ферсмана посвященные пегматитам и цеолитам

 

 

Ферсман в годы первой мировой войны 1914-1917

 

В первую мировую войну была проведена значительная геологическая работа, которая до сих пор не подытожена (...)

Наиболее важное выражение она нашла в организации при Академии наук Комиссии естественных производительных сил, исключительно интересного научного центра, который помогал в изыскании источников сырья, необходимого для нужд армии.

А. Е. Ферсман

 

Перед русской наукой в эти годы возникла проблема создания собственной рудной базы. В январе 1915 г. академики В. И. Вернадский, А. П. Карпинский, Б. Б. Голицын, H. С.. Курнаков и Н. И. Андрусов предложили организовать при Академии паук Комиссию по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Инициатива крупных ученых нашла поддержку, и на Общем собрании Академии наук было принято решение о создании такой комиссии. В ее состав вошли 12 академиков, председателем избрали В. И. Вернадского. В дальнейшем в работу комиссии включились Д. Н. Прянишников, Д. Н. Анучин, В. А. Обручев, В. Е. Тищенко, Л. А. Чугаев, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, E. С. Федоров, И. А. Каблуков, К. Д. Глинка, а также представители министерств, научных обществ и других организаций. Деятельное участие принимал и А. Е. Ферсман, избранный в 1915 г. ученым секретарем КЕПС.

 

На первых ее заседаниях обсуждались проблемы исследования соляных месторождений, добычи глин и огнеупорных материалов, использования сапропелитов. В задачу комиссии входила «инвентаризация», т. е. учет природных богатств России. Этому предполагалось посвятить труд в шести томах: I. Ветер как двигательная сила; II. Белый уголь; III. Артезианские воды; IV. Полезные ископаемые; V. Растительный мир; VI. Животный мир.

 

Сведения о производительных силах Должны были содержать технические и экономические характеристики. Применительно к полезным ископаемым это означало не только геологические сведения о месторождениях, но и химико-технологические данные о способах извлечения полезного компонента, оценку экономической целесообразности разработки. Намеченный план полностью не был выполнен, из печати вышли только четыре тома сборника «Естественные производительные силы России».

 

В силу экономической отсталости царской России практический эффект деятельности КЕПС был незначителен. Ее работа в основном сводилась к «инвентаризации» ресурсов, изучению известных месторождений, составлению записок и планов. Проблема обеспечения страны сырьем в то время не была, да и не могла быть решена.

 

Об одном из заседаний комиссии А. Е. Ферсман вспоминал: «В тяжелых условиях, в которых находилась тогда русская наука, инициатива ученых наталкивалась на бесчисленные препятствия. Даже на разработку такой исключительно важной проблемы, как освоение месторождений вольфрама, в течение двух лет Академия наук не могла получить самых ничтожных кредитов. Специалисты по изучению Кавказа установили ряд интересных месторождений шеелита на северном склоне Кавказского хребта. Министерство отказывало в отпуске 500 руб. для проверки и этих месторождений. Я вспоминаю, как на одном бурном заседании после оглашения отказа царского правительства в отпуске кредитов один из членов Комиссии, академик А. Н. Крылов, со свойственной ему страстностью заявил, что этому безобразию должен быть положен конец»

 

Помимо КЕПС, в годы войны были созданы и другие учреждения. Одно из них — Комитет военно-технической помощи, в котором в ноябре 1915 г. по инициативе А. Е. Ферсмана была создана Комиссия сырья и химических материалов. Д. И. Щербаков писал: «Молодежь остро реагировала на все военные события. Вскоре шовинистический угар первых месяцев, подогреваемый победными реляциями, сменился разочарованием. Мы все поняли, что Россия к войне была совершенно не подготовлена, что ее промышленность находилась в значительной степени в руках иностранных капиталистов; стало ясно, что мы не знали природных богатств нашей страны и не умели их эксплуатировать. Начали возникать отдельные учреждения, работавшие на оборону страны. В этих учреждениях трудились преподаватели и профессора, выполняя в своих лабораториях отдельные задания. Они привлекали к этим работам и студентов.

 

В это время автор данной статьи познакомился с А. Е. Ферсманом, который возглавлял специальную Комиссию сырья Комитета военно-технической помощи. Члены этой комиссии изучали потребности нашей промышленности в минеральном сырье, знакомились с требованиями, предъявляемыми к нему технологами; узнавали, где может быть это сырье, вернее, где находятся его месторождения, какими рудами они обладают и в каких масштабах может осуществляться их эксплуатация» .

 

К работе в Комиссии сырья А. Е. Ферсман привлек геологов, минералогов и химиков петроградских научных учреждений, в том числе В. Д. Курбатова, В. Г. Хлопина (впоследствии академика, директора Радиевого института) и др.

 

Проблема минерального сырья захватила А. Е. Ферсмана. С энтузиазмом ученый занялся новыми для него вопросами качества руд и минералов, технологии извлечения полезных ископаемых, экономической оценки месторождений. По заданию Комиссии сырья он посещал месторождения, изучал литературу по многим видам ископаемых. Больше всего внимания А. Е. Ферсман уделял нерудному сырью. Так, он исследовал месторождения минеральной краски в Петергофском уезде, осматривал железорудные месторождения и грязевые вулканы Керченского полуострова. «Мы посетили известные Керченские грязевые вулканы,— писал он.— На этот раз нас волновала не таинственная проблема происхождения этих замечательных образований нашей страны, не разгаданных и до сих пор, не тайна тех глубин, из которых они поднимались, а чисто практическая проблема, вставшая тогда перед страной».

 

Летом 1915 г. А. Е. Ферсман отправился в Селенгинскую Даурию для поисков алюминиевых руд. В Забайкалье он посетил также Борщовочный кряж, ознакомился с пегматитовыми жилами Малханского хребта и других районов. На обратном пути ученый исследовал пегматиты у Красноярска.

 

Вскоре в связи с проблемой обеспечения промышленности углем А. Е. Ферсман выехал на полевые работы в Боровичи под Петроградом. В 1916 г. Александр Евгеньевич обследовал Журавлинское месторождение бокситов и алунитов на Среднем Урале, а затем посетил свинцовоцинковые месторождения Рудного Алтая.

 

В эти годы продолжали публиковаться труды А. Е. Ферсмана, посвященные пегматитам и цеолитам. Но главное его внимание привлекали практические проблемы, связанные с сырьем.

 

Уже одно перечисление полезных ископаемых, изучением которых занимался А. Е. Ферсман, поражает разнообразием. Д. И. Щербаков в упомянутой статье приводит следующий, «далеко не полный» их перечень: естественные минеральные краски, целестин и барит, огнеупорные и бентонитовые глины, полевой шпат для керамической промышленности, самородная сера и серный колчедан, слюда, плавиковый шпат, фосфориты, алунит, титановые минералы, бор, йод и бром, оптические минералы, вольфрамит и молибденит, кобальтовые руды. Многочисленные статьи об этих ископаемых публиковались А. Е. Ферсманом в «Материалах КЕПС», в журнале «Природа» и других изданиях.

 

Вскоре после февральской революции по инициативе М. Горького в Петрограде была создана Свободная ассоциация для развития и распространения положительных наук. В ее задачу входили организация научной работы в России и популяризация научных и технических знаний среди рабочих. М. Горький привлек в ассоциацию крупных ученых — В. А. Стеклова, Д. К. Заболотного, С. П. Косты- чева и А. Е. Ферсмана. С этого времени началось сотрудничество А. Е. Ферсмана с великим русским писателем.

 

 

 

К содержанию книги: Академик Ферсман

 

 

Палыгорскит

 

Палыгорскит

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ АТОМОВ  ГЕОХИМИЯ ВОДЫ  ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ПОДМОСКОВЬЯ 

 

  КАЛЕДОНСКАЯ СКЛАДЧАТОСТЬ     Поиск и добыча золота из россыпей    ГЕОЛОГИЯ КАВКАЗА    Камни самоцветы