ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН

 

Экспедиции А. Е. Ферсмана в Хибины и Среднюю Азию

 

 

В 20-х годах начались экспедиции А. Е. Ферсмана в Хибины и Среднюю Азию. Они составили эпоху в изучении минералогии и геохимии этих районов нашей страны, в развитии их производительных сил. Особенно большое значение имели хибинские исследования, которые привели к созданию нового горнопромышленного района за Полярным кругом.

 

Об этих работах будет рассказано в специальном разделе. Много внимания уделял А. Е. Ферсман и минеральным богатствам Урала. В июне 1932 г. он проводил исследовательские работы на Южном Урале, летом 1934 г.—на Среднем и Южном Урале, посетил Уфалей, Златоуст, Ильменские горы, Изумрудные копи, угольные шахты, асбестовый рудник.

 

В Ильменах по инициативе Александра Евгеньевича в 1934 г. была созвана конференция, посвященная геохимии основных магм. Он выступил на ней с интересным докладом, в котором освещал затронутый вопрос по-новому, на базе недавно им разработанной геоэнергетической теории. Один из участников конференции — известный советский геохимик профессор В. И. Лебедев (в то время студент Ленинградского университета), вспоминая об этом докладе, отмечал «удивительный темперамент и экспрессию» докладчика.

 

В том же году А. Е. Ферсман провел угольно-химическую конференцию. Свою работу она начала в Ильменах, продолжила в Копейске и закончила в Челябинске. Участники посетили угольные шахты Челябинского бассейна. Открывая конференцию, А. Е. Ферсман призвал обратить внимание на проблемы химизации, на то, что уголь — это не только топливо, но и сырье для химической промышленности.

 

Работы на Урале в 1932—1934 гг. убедили Александра Евгеньевича в необходимости организации большой комплексной экспедиции Академии наук для изучения Южного Урала, где в те годы шло большое строительство. Под руководством А. Е. Ферсмана отряды экспедиции исследовали огромную территорию — от Башкирии и Челябинской области до Оренбургской области и Западного Казахстана. Помимо геологии, рудного дела, минералогии и геохимии, участники экспедиции изучали также лесное хозяйство, водные ресурсы, почвы, экономику.

 

В 1935 г. Александр Евгеньевич посетил месторождения, новостройки, он проехал 2374 км по маршруту Миасс—Кочкарь—Борисовские Сопки—Верблюжка—Гумбейка (Балканский и Бурановский рудники)—Башарт—Краки—Магнитогорск—Баймак—Юлалы—Туба—Семеновский рудник— Блява — Халилово — Орск — Магнитогорск — Калкан — Миасс. Свои впечатления ученый в 1936 г. описал в очерке «Наш автопробег по Южному Уралу», написанном совместно с В. И. Крыжановским. Плодотворная деятельность А. Е. Ферсмана была высоко оценена трудящимися Урала, которые избрали его депутатом Миасского городского совета и Челябинского облисполкома.

 

Хибины, Средняя Азия, Урал —вот главные объекты экспедиционных исследований А. Е. Ферсмана, однако его внимание привлекали и другие районы. Летом 1929 г. вместе с Д. И. Щербаковым он побывал па Байкале. Оттуда исследователи перебрались в район Шерловой горы, а также совершили экскурсии по Шилке и Онону. В 1933 г. А. Е. Ферсман посетил Алексеевское серное месторождение.

 

Ученый занимался исследованиями даже во время отдыха. В 1938 г. он находился в санатории в Кисловодске. Врачи запретили ему работать и совершать далекие прогулки. Однажды внимание Александра Евгеньевича привлекла каменная ограда строившегося дома отдыха. Ограда была из доломита с твердыми желваками, мешавшими обработке мягкого камня. Разбив один из желваков, А. Е. Ферсман обнаружил в нем красивые голубые иголочки целестина — сульфата стронция. Узнав, где находились ломки доломита, Александр Евгеньевич отправился туда и собрал прекрасную коллекцию целестина. А в один из вечеров собравшиеся в холле слушали увлекательный рассказ ученого о происхождении целестина.

 

Осенью того же года Александр Евгеньевич писал Вернадскому из Сочи:

«Дорогой Владимир Иванович!

Рады, что скоро Вас увидим и сможем рассказать Вам о замечательном месторождении целестина, которое мы открыли совершенно случайно около Кисловодска. Везем два ящика образцов. Прекрасные кристаллы. Интересна связь с Нарзаном...» .

 

Через несколько месяцев появилась статья А. Е. Ферсмана «К геохимии окрестностей Кисловодска», в которой он описывал историю стронция. Первый этап концентрации этого металла, по А. Е. Ферсману, протекал в неглубоком теплом море верхней юры: на морском дне откладывались доломитовые илы и жили радиолярии акантарии, строившие свой скелет из сульфата стронция. Позднее, через миллионы лет, в ходе горообразовательных процессов доломитовые илы превратились в твердые горные породы — доломиты, по ним стали циркулировать подземные воды. Скелеты акантарий растворились, начался новый этап миграции стронция. Но этот этап оказался не очень длительным, стронций снова осаждался в пустотах, образуя красивые иголочки целестина.

 

Ранней весной 1940 г. А. Е. Ферсман поехал на Север, в далекую Ухту. Президиум Академии наук СССР поручил ему руководить бригадой ученых. Участник этой поездки В. Н. Васильев вспоминал: «Кто проезжал по дорогам Севера в весенне-зимнюю пору, когда трескучие морозы и снежные бураны неожиданно сменяются теплым весенним ветерком, когда наезженная за зиму снежная колея раскисает и превращается в топкую лужу, тот может представить себе, насколько утомительной и физически тяжелой была эта поездка даже для нас, молодых участников, не говоря уже об академике Ферсмане.

 

Часто у большинства спутников настроение резко падало. Оживленные до этого разговоры умолкали, и наступало тягостное молчание, но тут-то и сказывались необычайные черты Александра Евгеньевича: незаметно для окружающих он начинал увлекательную беседу; острым словом, непринужденной улыбкой, а иногда и веселой песней он очень быстро рассеивал мрачные настроения, и тяжелые ухабы, вытряхивающие душу, становились предметом веселого обсуждения и смеха, да, да — смеха! Но не для всех —эти же ухабы причиняли нестерпимую боль Александру Евгеньевичу с его больными почками и печенью».

 

К месту работы бригада добиралась на автобусе почти пять суток. Задание было успешно выполнено, предстояла обратная дорога. И тут случилось то, чего все так боялись, — сильный приступ болезни вынудил Александра Евгеньевича лечь в госпиталь. Почувствовав себя лучше, А. Е. Ферсман отправился в Москву, чтобы доложить о результатах проделанной работы. Итоги поездки и некоторые выводы он изложил в статье, опубликованной в 1940 г.

 

Летом 1940 г. Александр Евгеньевич снова лечился в Кисловодске и Железноводске. В то время на Северном Кавказе проводила исследования Кавказская экспедиция Академии наук СССР, которой руководил Д. И. Щербаков. А. Е. Ферсман живо интересовался делами экспедиции, посетил один из районов ее работ.

 

 

 

К содержанию книги: Биография и книги Ферсмана

 

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ АТОМОВ  ГЕОХИМИЯ ВОДЫ  ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ПОДМОСКОВЬЯ 

 

  КАЛЕДОНСКАЯ СКЛАДЧАТОСТЬ     Поиск и добыча золота из россыпей    ГЕОЛОГИЯ КАВКАЗА    Камни самоцветы