ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН

 

Работа Ферсмана в Академии наук. Ферсмановские четверги. ЛИГЕМ — Институт геохимии, минералогии и кристаллографии имени Ломоносова

 

 

В первое десятилетие Советской власти в Академии наук еще были сильны традиции старой Российской академии — небольшого замкнутого учреждения, занятого разработкой отвлеченных теоретических вопросов. В 1927 г. был введен новый устав. К тому времени академия насчитывала 45 академиков и 106 членов-корреспондентов, общее число сотрудников составляло 1018 человек. В ней имелись два основных отделения — физико-математических и гуманитарных наук.

 

С 1924 по 1927 г. Александр Евгеньевич являлся членом Президиума и академиком-секретарем Отделения физико-математических наук. В 1927 г. его избрали вице- президентом Академии наук СССР (до 1929 г.). В эти же годы А. Е. Ферсман руководил различными научными учреждениями, вел большую редакционную работу: в 1923—1925 гг. возглавлял Издательство Академии наук, с 1935 г. состоял членом Редакционно-издательского совета Академии наук, был ответственным редактором ряда академических журналов, членом редсовета Уральской советской энциклопедии.

 

В 1926—1929 гг. под редакцией А. Е. Ферсмана были опубликованы 4 тома сборника «Нерудные ископаемые» (65 статей). Он привлек к этой работе крупных ученых: А. В. Шубникова, П. П. Будникова, И. И. Гинзбурга, E. С. Бурксера, И. Е. Старика и др. Автором многих статей был Александр Евгеньевич. Сборник сыграл важную роль в решении проблемы нерудного сырья.

 

В 30-х годах А. Е. Ферсманом все больше завладевала идея децентрализации науки, создания опорных баз и научных станций Академии наук в различных частях страны. В 1931 г. в «Вестнике Академии наук» (№ 5) он опубликовал статью «Неотложная задача Академии наук. К вопросу о научных станциях на местах».

 

Ученый предлагал создать 15 станций, задачи которых определялись бы спецификой района. На Камчатке это изучение вулканов, в Центральном промышленном районе европейской части—озерных сапропелей, на Кара-Богаз-Голе — химии, технологии, геохимии, метеорологии, энергетики Солнца и т. д. А. Е. Ферсман подчеркивал исключительную важность данного вопроса, указывая, что «темпы хозяйственной жизни опережают темпы научной работы». Свои идеи децентрализации науки он активно проводил в жизнь. Уже в момент написания статьи создавалась научная станция в Хибинах.

 

Урал в годы первых пятилеток был одним из наиболее важных районов промышленного строительства. Здесь сооружались Магнитогорский комбинат, Челябинская тепловая электростанция, завод «Уралмаш» и другие гиганты промышленности. Строительство предъявляло новые требования к изучению не только производительных сил, но и всего хозяйства Урала. А. Е. Ферсман указывал на необходимость создания научного центра, координирующего разработку общих проблем и перспектив развития производительных сил и экономики Урала. Эти задачи был призван решить Уральский филиал Академии наук СССР (УФАН), организованный по инициативе А. Е. Ферсмана. Его открытию предшествовала большая "подготовительная работа.

 

В 1932 г. филиал начал работу, Александр Евгеньевич был назначен его председателем. Находясь на этом посту (до 1938 г.), он провел большую работу. В состав УФАНа вошел и Геохимический институт. Были организованы экспедиции, с 1933 г. печатались «Труды Уральского филиала Академии наук СССР».

 

В своих статьях и выступлениях А. Е. Ферсман подчеркивал необходимость тесной связи науки и техники для развития экономики Урала. Он считал целесообразным даже создание Уральской академии наук и техники, подчиняющейся Академии наук СССР и Наркомату тяжелой промышленности.

 

В 20-х годах в составе Академии наук еще не было Геологического, Минералогического, Петрографического институтов. Исследования в этой области проводили в основном Геологический и Минералогический музеи, КЕПС, а также другие комиссии.

 

С 1921 г. в Минералогическом музее регулярно работал минералогический кружок, руководимый Александром Евгеньевичем (Ферсмановские четверги). Занятия посещали ученые не только из Ленинграда, но и из других городов. О том, что кружок пользовался успехом, можно судить по составу таких его авторитетных слушателей, как Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, Д. С. Белянкин, С. М. Курбатов. Бывали на заседаниях кружка В. И. Вернадский и А. П. Карпинский.

 

«Кружок А. Е. Ферсмана сыграл, безусловно, большую роль в развитии нашей минералогической и геохимической науки. Он явился своеобразным университетом, особенно для нас, молодых геохимиков, поскольку в те годы кафедр геохимии нигде не было, да и систематических курсов геохимии тоже никто не читал. Поэтому мы, геохимики, очень ценили доклады А. Е. Ферсмана, узнавая из них о состоянии геохимии у нас и за рубежом, в том числе особенно о работах В. М. Гольдшмидта, с которым А. Е. Ферсман дружил и идеи которого поддерживал и пропагандировал.

 

Заседания кружка всегда проходили оживленно и интересно, скучных заседаний тогда не было. Даже неудачные доклады Александр Евгеньевич, как председатель, умел как-то на ходу подправить и сделать интересными, вовремя бросив удачную реплику, поставив наводящий вопрос, который бы всех заинтересовал. Он умел замечательно сочетать глубокое научное обсуждение вопроса с непринужденностью самой обстановки. Поэтому мы любили ходить на эти заседания и почти не пропускали их, хотя для этого нам приходилось ездить из Лесного на Васильевский остров», — вспоминал А. А. Сауков3.

 

Активными участниками кружка были ученики и последователи А. Е. Ферсмана, внесшие значительный вклад в развитие геохимии и минералогии: А. А. Сауков, А. Ф. Соседко, А. С. Уклонский, Д. И. Щербаков, В. В. Щербина и др.

 

В 1930 г. в Академии наук были созданы Геохимический и Минералогический институты. Их работой руководил А. Е. Ферсман. В 1932 г. они объединились в ЛИГЕМ — Институт геохимии, минералогии и кристаллографии им. М. В. Ломоносова. Первым директором его стал А. Е. Ферсман. Он придавал большое значение задачам, стоящим перед новым институтом, и в 1932 г. выпустил книгу, посвященную этой теме, «Институт им. М. В. Ломоносова Академии наук СССР».

 

Геохимическую тематику Александр Евгеньевич предполагал разрабатывать в отделах теоретической и прикладной геохимии. Он наметил основные проблемы теоретической геохимии: изучение миграции химических элементов в земной коре, поведение элементов в кристаллической решетке, синтез новых соединений. С теоретическими задачами тесно переплетались прикладная геохимия-исследование рудных месторождений, геохимии отдельных областей.

 

В новом институте планировалось заниматься и проблемами химической технологии. А. Е. Ферсман подчеркивал необходимость создания химической, спектральной, рентгенохимической и других лабораторий. Не менее серьезные задачи он ставил и перед минералогией: во-первых, изучение самого минерала, во-вторых — месторождений. Далее он выдвигал проблемы образования минералов, экспериментальной минералогии и минералогии Союза.

 

Большое внимание уделял Александр Евгеньевич организации лабораторий по разделению минералов, фотолаборатории, стеклодувной мастерской и других подсобных мастерских и лабораторий.

 

Размах экспедиционных работ на Кольском полуострове и в других частях страны вызывал необходимость расширения ЛИГЕМа. Институту стало тесно в старых помещениях, ви ему было выделено другое здание. Вместе с архитектором А. Е. Ферсман разработал проект его реконструкции, наметил помещения для будущих лабораторий, музея, в котором предполагал создать особый Ломоносовский зал с памятником великому ученому в центре. Почти ежедневно по дороге из Минералогического института в Геохимический он посещал начавшуюся стройку. Однако в 1934 г. в связи с переездом Академии наук в Москву получил новую прописку и ЛИГЕМ.

 

По воспоминаниям А. А. Саукова, в то время ученого секретаря института, Александр Евгеньевич активно включился в работу по переезду, вникал во все хозяйственные вопросы, вплоть до квартирных дел сотрудников. Вот что он писал В. И. Вернадскому летом 1934 г.: «Продумываю вопрос о новом строительстве в Москве, где надо в основном здании четырех институтов обязательно выделить отдельные этажи: для биогеохимии, химии рассеянных элементов, газовой химии и экспериментальной минералогии. Мы так и проектируем сейчас новое здание» 4.

 

В Москве тематика ЛИГЕМа еще более расширилась. В его стенах выросли новые кадры геохимиков и минералогов. В 1937 г. он был объединен с Геологическим и Петрографическим институтами в Институт геологических наук (ИГН), директором которого стал академик А. Д. Архангельский, а с 1942 г.— А. Е. Ферсман.

 

 

 

К содержанию книги: Биография и книги Ферсмана

 

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ АТОМОВ  ГЕОХИМИЯ ВОДЫ  ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ПОДМОСКОВЬЯ 

 

  КАЛЕДОНСКАЯ СКЛАДЧАТОСТЬ     Поиск и добыча золота из россыпей    ГЕОЛОГИЯ КАВКАЗА    Камни самоцветы