ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН

 

Монография Ферсмана «Драгоценные и цветные камни России». Отдел нерудных ископаемых и драгоценных камней

 

 

Начало новой эпохи 1918-1920

 

Постепенно в связи с ростом нашей великой страны, с ее новым строительством перед нами возникали все более и более широкие проблемы; ломались старые навыки, старые идеи сменялись новым мировоззрением.

А. Е. Ферсман

 

Наступил Великий Октябрь. В это время А. Е. Ферсман был еще далек от передовых политических идей, но как ученый видел, какие огромные возможности развития производительных сил России сковывал царский режим. Он любил свою страну и жаждал деятельности; его путь к социализму, как и путь многих представителей интеллигенции, лежал не через политическую борьбу, а, как гениально отмечал В. И. Ленин, через данные науки. Сильное впечатление произвела на А. Е. Ферсмана встреча с главой Советского государства: «В разговорах с делегацией, в которой мне пришлось участвовать, Владимир Ильич призывал „зубами отстаивать интересы научной работы и считал, что в этом направлении сами ученые должны проявить самостоятельность и инициативу.

 

Это отношение к науке чрезвычайно красочно характеризует фигуру Ленина, считавшего, что хозяйственное строительство страны может быть успешно лишь на базе ее научного исследования.

 

С редкой интуицией охватывал Владимир Ильич исторические и социальные процессы: он поразительно улавливал черты будущего развития, и, когда еще в 1919 г. мне пришлось с ним беседовать по вопросам организации научных сил, он подчеркнул, что ждет от русской науки больших достижений, но при условии, если она не будет отставать от народного хозяйства.

 

„Впрочем, хозяйственное строительство на новых началах неизбежно вовлечет науку в сферу своих интересов,— прибавил он. Эти слова оказались пророческими» писал А. Е. Ферсман.

 

Весной 1918 г., после заключения Брестского мирного договора, Советская власть приступает к экономическому преобразованию страны, в которой большая роль отводилась науке. В «Наброске плана научно-технических работ» В. И. Ленин писал: «Академии наук, начавшей систематическое изучение и обследование естественных производительных сил России, следует немедленно дать от Высшего совета народного хозяйства поручение образовать ряд комиссий из специалистов для возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России.

 

В этот план должно входить:

рациональное размещение промышленности в России с точки зрения близости сырья и возможности наименьшей потери труда при переходе от обработки сырья ко всем последовательным стадиям обработки полуфабрикатов вплоть до получения готового продукта <...)

 

Наибольшее обеспечение теперешней Российской Советской Республике (без Украины и без занятых немцами областей) возможности самостоятельно снабдить себя всеми главнейшими видами сырья и промышленности».

 

Эти установки открывали такие перспективы развития науки, о которых А. Е. Ферсман прежде не мог и мечтать.

 

Уже в январе 1918 г. Наркомпрос создал Отдел по мобилизации научных сил на службу крестьянской и рабочей России. В этом же году были разработаны планы изучения производительных сил Советской России, оживилась деятельность КЕПС. В пей был создан Отдел нерудных ископаемых и драгоценных камней, который возглавил А. Е. Ферсман. В апреле того же года он стал фактическим руководителем еще одного нового отдела КЕПС — Радиевого, или 1-го особого. Этот отдел занимался всеми вопросами, связанными с радиоактивными и редкими металлами. В дальнейшем Радиевый отдел преобразовали в Радиевый институт, директором которого с 1922 по 1926 г. был Александр Евгеньевич.

 

В сентябре 1918 г. был создан Научно-технический отдел Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) под председательством Н. П. Горбунова. В отделе работали H. Е. Жуковский, Н. Д. Зелинский, А. Ф. Иоффе, H. С. Курнаков, А. Е. Ферсман и другие крупные ученые. Они обсуждали вопросы планирования науки по-новому, создания зародышей будущих научных учреждений.

 

В 1918 г. под редакцией А. Е. Ферсмана вышел «Химико-технический справочник» (ч. 1-я, «Ископаемое сырье»). Многие статьи в нем (алюминий, бериллий, бром, висмут, известковый шпат, йод, калий, серный колчедан, палыгорскит и морская пенка, сера и др.) принадлежали перу Александра Евгеньевича. Экземпляр справочника с надписью «Вл. Ил. Ульянову (Ленину) » имеется в библиотеке В. И. Ленина в Кремле (каталог, 1961).

 

В том же году публикуется статья А. Е. Ферсмана «О необходимости научного института хозяйственного изучения России». В ней высказывались мысли о связи науки и практики, о некоторых неотложных задачах страны. А. Е. Ферсман особенно подчеркивал роль науки в решении практических задач, стоящих перед Советской Россией, и настаивал на «гармоническом сочетании» теоретических и прикладных наук. По его словам, на отечественной науке «и ее завоеваниях должны основываться формы государственного строительства, общие мероприятия народной хозяйственной жизни, которые неизбежно являются жизнеспособными лишь постольку, поскольку они опираются на незыблемые основы научных законов».

 

А. Е. Ферсман писал о «гибельной черте русского государственного строительства» прошлого, для которого был характерен отрыв добывающей промышленности от обрабатывающей, задач техники от успехов науки. Он писал о необходимости объединения научных работников, создания государственного научного института хозяйственного изучения России. Институт должен был разрабатывать приемы планомерного и рационального использования различных ресурсов страны, а также охраны природных богатств.

 

«Борьба с безрассудным расхищением природы, нецелесообразностью использования, неумением превращать продукты в более высокие промышленные ценности, наконец, выработка мероприятий по бережливому и продуманному использованию всех видов энергии, начиная с силы ветра и кончая мускульной силой человека, являются теми необходимыми задачами органа по охране природных богатств, который намечается в плане ближайших мероприятии научного строительства...»,—писал А. Ё. Ферсман4. Эти мысли он развивал и в последующих трудах.

 

Александр Евгеньевич разработал широкую программу развития науки и производительных сил. В нее входили и организация ряда исследовательских институтов, и создание органов экономической геологии, и исследование соленых озер, источников и минеральных вод. Ученый призывал к изучению каменных строительных материалов и созданию керамического института, к исследованию металлургических процессов, газовых струй, почв и удобрений. Он предлагал шире развивать лесное дело, использовать дикорастущие растения. А. Е. Ферсман обращал внимание на вопросы мелиорации земель, предлагал объединить картографические работы и т. д. (всего 29 пунктов). Последний пункт касался необходимости пропаганды научных исследований для решения практических вопросов. Большое внимание А. Е. Ферсман уделял высшей школе, научным издательствам, связи теоретического и прикладного знания. (Всего за 1918—1920 гг. Ферсман опубликовал 44 работы).

 

Намеченная А. Е. Ферсманом программа включала многие жизненно важные пункты, но начавшаяся гражданская война и иностранная интервенция заставили Советскую Республику прервать хозяйственное строительство и бросить все силы на отпор врагу.

 

Но даже в этих исключительно трудных условиях молодая Страна Советов продолжала строить новую жизнь. Большая работа проводилась в области культуры и просвещения. В Петрограде возникали школы, студии, курсы, работали театры. Тяга народа к культуре была исключительно велика.

 

Не прекращалась и научная деятельность. Конечно, экспедиции, сложные лабораторные эксперименты и т. п. были невозможны, но ученые активно работали, преподавали в вузах. Творческая мысль не замирала.

 

Бывший начальник Главнауки, член партии с 1896 г., профессор Ф. Н Петров писал в своих воспоминаниях: «С первых дней Советской власти Александр Евгеньевич принимает самое активное участие в развитии советской науки. Он явился ко мне в Главнауку и заявил, что готов все свои силы и знания отдать Родине, расцвету науки.

 

Он был всегда связан с массовой просветительной работой Наркомпроса. Его деятельность высоко ценили В. И. Ленин, А. В. Луначарский, Н. К. Крупская, А. М. Горький».

 

В ноябре 1918 г. академики В. И. Вернадский, А. П. Карпинский и А. Н. Крылов обратились в Академию наук с предложением избрать в академики А. Е. Ферсмана.

 

В «Записке» о его ученых трудах давалась подробная характеристика научных заслуг А. Е. Ферсмана, особенно его работ по кристаллографии алмаза и магнезиальным силикатам. В заключительной части «Записки» приводилась общая оценка научной, организационной и общественной деятельности ученого: «В лице А. Е. Ферсмана наша страна имеет одного из наиболее талантливых минералогов, прекрасного знатока минералов вообще, энергичного исследователя часто очень трудных для изучения так называемых неблагодарных минеральных образований, не привлекающих исследователей ни внешней красотой, ни определенными, ясно выраженными кристаллографическими признаками,—исследователя минералов в различных направлениях, выясняющих их близкое отношение к другим отраслям знания, их генезис и их роль в области, отмечаемой теперь иногда названием „геохимия“.

 

Увлеченный интересом к научному изучению природы, А. Е. Ферсман, превосходно владеющий даром ясного и красноречивого изложения, вносит это увлечение не только в среду своих учеников, но нередко и сотоварищей по науке. Лишенный всякого ложного самомнения, горящий интересом к успехам других лиц, хотя бы и не согласных с его взглядами, Александр Евгеньевич вносит умиротворяющую струю в коллективный труд, который так желателен и необходим в учреждениях, в которых протекает его работа.

 

Но не в одних этих учреждениях, в Академическом музее и в III университете сосредоточена такая работа. Членам академии хорошо известны труды А. Е. Ферсмана в Комиссии сырья, энергичная деятельность в Комиссии производительных сил России, в ряде московских учреждений, его общественная просветительная деятельность в популяризации науки, в пропагандировании ее высокого значения и руководящей связи с практическими задачами; нам известны, наконец, его публичные лекции, читанные в обеих столицах и в некоторых провинциальных городах».

 

1 февраля 1919 г. А. Е. Ферсмана избрали в действительные члены Академии наук. В том же году он был назначен директором Минералогического музея. Ученый продолжает исследования драгоценных камней. Он изучает их в музеях Петрограда, много работает в архивах. Знакомясь с историей камня в России, Александр Евгеньевич вел учет драгоценностей русских царей. В 1919 г. в КЕПС он начал читать лекции о самоцветах, которые в 1921 г. были опубликованы под названием «Самоцветы России». Эта «поэма о самоцветах», как ее назвал В. И. Крыжановский, в научно-популярной форме излагала сведения о драгоценных камнях. В 1920 г. увидела свет обстоятельная научная монография А. Е. Ферсмана «Драгоценные и цветные камни России». В этих книгах прежде всего поражает широта постановки вопроса. Автор описывает месторождения драгоценных камней, их минералогию и геохимию, подробно рассматривает пегматитовый процесс. С увлечением пишет он об истории камня, его технологии, роли в развитии культуры, о безвестных горщиках, открывавших месторождения. В драгоценном камне А. Е. Ферсман видит не «элемент богатства и праздной роскоши», а предмет эстетического наслаждения, играющий большую роль в истории народов.

 

В 1922 г. вышла из печати книга А. Е. Ферсмана и Н. И. Влодавца «Государственная петергофская гранильная фабрика в ее прошлом, настоящем и будущем». В ней авторы останавливаются на 150-летней истории старейшего в нашей стране предприятия.

 

В 1918—1919 гг. А. Е. Ферсман читал курс геохимии в Петроградском университете. С 1920 г. стал ректором созданного в 1918 г . Географического института. Это было высшее учебное заведение нового типа. Географический институт возник на базе Высших географических курсов, организованных в 1916 г. Я. С. Эделынтейном, И. Д. Лукашевичем и другими учеными.

 

На курсах А. Е. Ферсман читал минералогию. Тогда же, в 1916 г., он был избран членом Русского географического общества. Для поступления в Географический институт первое время даже не требовались документы об образовании — достаточно было желания учиться. Подготовка велась по физической географии, биогеографии, страноведению, этнографии и антропологии. На лекциях можно было встретить и юношей, еще не имеющих среднего образования, и пожилых людей самых различных профессий. Всех их объединяла тяга к знаниям, любовь к географии. Среди профессоров и преподавателей блистали имена Л. С. Берга, А. А. Борисяка, В. Н. Сукачева, Д. В. Наливкина, Ю. М. Шокальского и других выдающихся ученых. А. Е. Ферсман читал курс минералогии с основами кристаллографии и геохимии.

 

«Такой живой —я думаю, самый живой в то время — институт мог возглавлять только самый живой и разносторонний ученый (...) Имя Ферсмана, как знамя, реяло над Географическим институтом»,—вспоминал позднее его бывший студент Р. Ф. Геккер7.

 

А. И. Дзенс-Литовский, у которого сохранились конспекты лекций, вспоминает, что на первой вводной лекции профессор «призывал студентов увлечься „миром камня и кристалла“, заинтересоваться горами и каменоломнями, рудниками и копями, он советовал отправиться к берегам рек, вершинам гор, скалистым берегам морей и научиться читать там „великие законы природы, которые управляют всем миром и по которым построен весь мир“, рекомендовал поехать в Крым, на Кавказ, на берега Волги и Днепра и подумать на месте „над камнем, его загадками и его жизнью“» .

 

В 1925 г. Географический институт был включен в Ленинградский университет в качестве географического факультета. Деканом был назначен А. Е. Ферсман. Одновременно географические факультеты открывались и в других университетах страны. Из стен Географического института вышли многие выдающиеся географы. Все они с благодарностью вспоминают своего первого ректора.

 

Учитывая тяжелое материальное положение петроградских ученых, Советское правительство выделило из своих крайне скудных ресурсов средства для оказания им помощи. «В трудные, переходные моменты, —вспоминал А. Е. Ферсман,— когда русские ученые не могли приспособиться к тяжелым материальным условиям, только благодаря энергичному вмешательству В. И. Ленина были приняты срочные меры к поддержанию научной работы. В конце 1919 г. Владимир Ильич через Максима Горького провел создание Комиссии по улучшению быта ученых; он постоянно интересовался ее деятельностью и неоднократно проводил нужные решения в Совнаркоме» 9.

 

Комиссия по улучшению быта ученых, председателем которой был М. Горький, распределяла среди ученых продовольственные пайки, обувь, одежду, медикаменты. Деятельную помощь М. Горькому оказывал А. Е. Ферсман.

 

Распределением академических пайков, одежды и обуви ведал особый Совет уполномоченных, в который вхоцили представители различных учреждений. Профессор- гидролог И. К. Тихомиров вспоминал об одном из заседаний совета: «Наш председатель — человек с яркими голубыми смеющимися глазами, большой, жизнерадостный, очень подвижный. Заседание под его умелым руководством шло быстро, деловито и как-то необычайно легко. На мой вопрос к соседу: „Кто наш председатель?“— последовал ответ: ,,Академик Ферсман“».

 

На заседании разгорелись прения по поводу распределения нескольких пар обуви (число кандидатов исчислялось десятками!). Умение и такт Александра Евгеньевича позволили быстро решить этот спорный вопрос. С заседания И. К. Тихомиров возвращался по набережной Невы, его обогнал А. Е. Ферсман. «Он куда-то спешил, оживленно беседуя с двумя своими спутниками, и в такт его быстрым шагам (...) хлюпала по лужам полуоторванная подошва его собственного ботинка» и.

 

 

 

К содержанию книги: Биография и книги Ферсмана

 

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ АТОМОВ  ГЕОХИМИЯ ВОДЫ  ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ПОДМОСКОВЬЯ 

 

  КАЛЕДОНСКАЯ СКЛАДЧАТОСТЬ     Поиск и добыча золота из россыпей    ГЕОЛОГИЯ КАВКАЗА    Камни самоцветы