::

Вся библиотека

Оглавление

 


Сто великих тайн Древнего мира


Николай Николаевич Непомнящий

   

Древний Египет

 

ЗВЕЗДНАЯ ВЕРА ЕГИПТЯН

 

Периодическая таблица добра и зла

 

Храмы Древнего Египта можно назвать «академгородками». Ученые того времени были одновременно жрецами, жрецы, в свою очередь, — учеными. Наука тесно переплеталась с религией и астрологией.

 

Возьмем для примера медицину. Многие болезни были связаны с определенными днями года или сезонами. Мази и снадобья по-разному действовали в различное время суток: одни помогали на восходе Солнца, другие — в сезон «перет», когда Нил возвращался в свои берега.

 

В повседневной жизни тоже действовало много самых разных предписаний. Вести себя следовало, сообразуясь с положением Луны и зодиакальных созвездий на небе, а также помня о том, какое божество правит текущей декадой. Сочетание этих условий и рождало свойство дня, указывало, будет ли он счастливым, несчастливым или опасным. В отдельные дни египтяне старались вообще не выходить из дома, особенно на закате и ночью.

 

Как видите, даже в течение одного дня свойства его могли меняться. У любого из них, как у любого человека, мог быть очень сложный характер. Надо было знать повадки времени, и тут неоценимую пользу приносили жрецы. Только они, постоянно пребывавшие в храме или «доме жизни», постигали свойства грядущего времени так, как мы постигаем «исторические закономерности прошлого». Кто, кроме жреца, готов был начертать формулу дня, составить «периодическую таблицу элементов времени»? Стоило, например, жрецу узнать, что ребенок родился в четвертый день месяца «паофи», как он изрекал: «Зло, благо, благо». Это означало, что день начинался плохо, зато продолжался хорошо: две трети его были благостными для человека. Оставалось лишь смахнуть пену дня и посмотреть, в какой его части из реки времени появился на свет ребенок, словно эллинская Афродита — из вод морских.

 

Что разрисовало карту дней в черные и белые квадратики? «Зло; благо», «зло, благо»... Для простых смертных сия наука была темна, однако выводы ее казались непререкаемы. Мы тоже не знаем, на чем основаны все эти рекомендации. Подчас у разных жрецов они противоречили друг другу. Так, коварные деяния Сета вызывали возмущение всюду, где поклонялись убитому им Осирису. Зато в Верхнем Египте, где почитали Сета, те же злодеяния рассматривались как подвиги и связанные с ними даты, разумеется, считались счастливыми днями. В реке времени всюду были свои подводные камни, и лишь опытный лоцман мог помочь человеку миновать их. Такого лоцмана любой египтянин находил в «доме жизни». Так, Са-бестет, не ведая смысл дня, когда родилась его дочь, справился о нем именно там, у жреца.

 

Если человеку не нравился запрет или суровый приговор, вынесенный ему, он мог обойти судьбу. С астрологией, как с философией: всегда отыщешь две разные школы, которые воздают хвалу противоположностям. Если в одном храме запрещали, в другом разрешали. «Если египтянину позарез нужно было выйти из дома, отправиться в дорогу или заняться срочным делом в неблагоприятный день, — писал историк П. Монте, —он всегда мог обратиться к предсказателю, который считал этот день счастливым».

 

В крайнем случае беду можно было отвести с помощью особых ритуалов, например произнести подходящее заклинание, прикоснуться к своему амулету, а еще лучше — сходить в храм и оставить богам какой-нибудь, пусть небольшой, подарок.

 

 

Вся библиотека

Оглавление

 


Rambler's Top100