::

Вся библиотека

Оглавление

 


Сто великих тайн Древнего мира


Николай Николаевич Непомнящий

   

Древний Египет

 

ЗВЕЗДНАЯ ВЕРА ЕГИПТЯН

 

Боги рождаются в дни «шему»

 

Описанные события вполне могли разыграться в семье видного египетского чиновника четыре тысячи лет назад. В эпоху Среднего царства (ок. 2050—1650 до н.э.) культура Египта переживала расцвет. Не была исключением и «наука о звездах». Слово «наука» в данном случае наполнено иным смыслом, чем в наши дни. Египетские жрецы одинаково бережно хранили результаты наблюдений, накопленных их предками, и мистические представления о небесных событиях. Их интересовали расположение звезд и движение планет, фазы Луны и годичный путь Солнца; Свои знания жрецы использовали В богословии и медицине. Знания же, известные им, были обширны.

 

Греческие ученые, бывавшие в Египте Начиная с середины I тысячелетия до н.э., удивлялись сведениям, накопленным жителями Страны пирамид. «Они очень сведущи в обхождении с небесными феноменами», — писал географ Страбон (63 до н.э. — 28). Историк Диодор Сицилийский записывал в I вв до н.э.: «С незапамятных времен они ведут книгу о движении светил.- и о влиянии планет на сотрясения земли, голод среди людей и мор меж зверей. Они предсказывают будущее и редко ошибаются».

 

Археологи часто находят свидетельства египетских верований. Во многих храмах обнаружены надписи, в которых отмечено положение звезд на небе. Свод усыпальницы Сененмута, фаворита царицы Хатшепсут, украшен очень подробной картой неба. Крышки многих саркофагов расписаны изнутри изображениями созвездий — там указаны их названия и приведены молитвы божествам, правившим бегом этих светил.

 

В наши дни туристов особенно привлекает храм богини Хатор в Дендере. Он был заложен в период Среднего царства и достраивался вплоть до прихода римлян. Его украшением является зодиакальный круг, вписанный в тело богини Нут — богини неба, «Огромной Матери Звезд».

 

Наблюдения за Солнцем, Луной и звездами помогли египтянам создать календарь, даже несколько календарей! Принятое у нас исчисление лет тоже опирается на опыт, накопленный в Египте. Жители Нильской долины приноравливаясь к разливам великой реки, делили год на три сезона: «ахет», «перет», «шему». Разлив, появление суши, засуха. Все сезоны были равными; в каждом было по четыре месяца, каждый по 30 дней. Долгое время месяцы не имели названий и лишь нумеровались: первый месяц «шему», второй месяц «шему»...

 

К последнему месяцу «шему» добавляли пять дней, и тогда общее число дней в году составляло 365. Эти дни считались днями рождения богов Осириса, Хора, Сета, Исиды и Нефитиды. В один из них и появился на свет первенец Сабестета и Такеменет.

 

Подобный календарь назывался схематическим. Его охотно использовали правители и чиновники. Другие календари состояли из 12 месяцев, длившихся по 29 или 30 дней — от новолуния до новолуния. Однако такие системы счета времени были неудобны, потому что раз в два-три года приходилось добавлять короткий 13-й месяц. Определять же его сроки могли лишь жрецы, прибегая к непонятным для остальных расчетам.

 

Месяц египтяне делили на своего рода недели, только длились они не семь, а десять дней. Первый день декады считался, видимо, выходным. Во всяком случае, на одной из стел, воздвигнутых Рамсесом II, найдена надпись: «Я наполнил для вас кладовые пирожками, мясом, печеньем, сандалиями, одеждой и благовонными маслами, чтобы вы могли умащать свои головы каждые десять дней». «Трудно предположить, — пишет французский историк П. Монте, — что те, кто совершил столь тщательный туарет, примутся после этого за работу».

 

Чтобы не допустить ошибку, исчисляя дни, во многих храмах наблюдать за временем поручали особым жрецам. Они измеряли его с помощью водяных и солнечных часов, а также отмечали начало и конец времен года и следили за очередностью дней.

 

Их водяные часы (клепсидра) представляли собой каменный сосуд. Вода медленно наполняла его или просачивалась сквозь отверстие, расположенное у самого дна. В первом случае «уровень» времени указывала мерка — стержень, вставленный в поплавок. Вода прибывала, стержень поднимался все выше, перемещаясь вдоль нанесенной рядом шкалы. Исподволь время переполняло чашу, как переполняют порой чувства наши души. Во втором случае время безвозвратно терялось, вытекая из сосуда, как вода, бегущая сквозь пальцы. Постепенно обнажались метки, нанесенные на стенку сосуда, указывая, сколько времени протекло.

    

 

Вся библиотека

Оглавление

 


Rambler's Top100