Вся библиотека >>>

 

 

Спутник/11 (дайджест советской прессы) 1991

Был ли Робинзон Крузо на… Байкале?!


Сергей КУТЕЙНИКОВ 

 

 

 

Если кто-то и не читал книгу Даниэля Дефо «Жизнь и необычайные приключения Робинзона Крузо», то уж слышал о ней непременно. А о том, что Дефо на гребне волны собственной популярности спешно пишет ее продолжение? О том, как его герой в преклонном возрасте вновь покидает тихий дом, чтобы в последний раз побродить по свету, как попадает в Россию? Из Китая, через Приаргунский пост. С необычайными приключениями добирается Робинзон через Нерчинск (здесь он и его спутники сжигают языческого идола, спешно бегут, спасаясь от мести туземцев, причем губернатор Удинска выделяет иностранцам охрану в пятьдесят человек), Еравну, Удинск, Енисейск в Тобольск. Здесь проводит он долгую сибирскую зиму, а летом снова в опасный путь. Через Тюмень, Соликамск в Архангельск и оттуда, наконец, отплывет на родину.

 

Подробностями Дефо читателей не всегда балует. К примеру, мы не узнаем, как добирался его герой от Удинска до Енисейска. Но вот почему нет в романе ни словечка о Байкале, который путешественник ну никак миновать не смог бы?! Может, Дефо не знал о существовании озера?

Оказывается, не мог не знать. Исследуя роман знаменитого автора, академик Михаил Алексеев еще в 1924 году обнаружил, что, описывая путешествие Робинзона по Сибири, Дефо пользовался картами и целой библиотекой книг по географии. И выделил из этого списка путевой дневник русского посланника Избрандта Идеса, направлявшегося в Китай. Робинзон повторяет путь посланника, только в обратном порядке.

 

Есть в дневнике довольно яркий эпизод, связанный с Байкалом. Идесу предстояло пересечь озеро на санях, по льду, так как дело было зимой. Местные жители предупреждали его, что к Байкалу следует относиться почтительно, называть его не иначе как морем, чтобы не вызвать гнев и не погибнуть. Идее же остановил сани, откупорил бутылку вина и, налив бокал, воскликнул: «Перед богом и моими спутниками утверждаю, что Байкал есть озеро». И Байкал оскорбление это снес! Переправились при ясной погоде.

 

Мог ли Дефо не заметить такой эпизод, читая дневник? Дело, скорее всего, в другом.

Робинзон попадает в Россию 13 апреля 1703 года. По расчетам, караван его к Байкалу подошел бы к началу лета, когда озеро свободно ото льда и представляет серьезную преграду: удобной дороги в обход Байкала тогда, разумеется, не было. Дефо, всегда стремившийся к правдоподобности, понимал, что стоит ему упомянуть о переправе, как тут же просто необходимо будет выложить хоть какие-то детали, которые придали бы событию достоверность: вид судна, пристани, названия их. А он никакими сведениями о байкальском судоходстве не располагал.

 

Но нет худа без добра, считает академик Алексеев. Спешным описанием пути Робинзона Дефо сумел добиться любопытного эффекта: его герой не путешествует, а буквально бежит через Сибирь, которая и автору самому, очевидно, представлялась огромным, диким, безлюдным пространством.

Из журнала «БАЙКАЛ»

   

Вся библиотека >>>