Вся библиотека >>>

Картины русских художников >>>

 


Союз русских художников


 

 

   

Александр Тихонов

 Источник: АртГоризонт

 

По-разному сложились судьбы мастеров «Союза русских художников» после 1917 года. Одни остались в России, другие оказались за границей. Произведения первых покупало государство и редкие коллекционеры. Картины вторых, за немногими исключениями, вызывали интерес только у соотечественников, которые и самим себе не всегда могли обеспечить приличное существование.

 

Отсутствие художественного рынка в Советском Союзе и почти полное безразличие худождественного рынка на Западе к произведениям «союзрусхудожников» привели к тому, что, когда их картины появлялись в продаже, купить их можно было сравнительно дешево. Только вот покупателей не было. То, что создавалось в СССР, там и оставалось. То, что создавалось на Западе, в СССР не попадало. И лишь с середины 90-х годов прошлого века рыночная «несправедливость» в отношении замечательных живописцев, «являвшихся — по словам С.Дягилева — представителями одной и той же блестящей школы московских пейзажистов», начала исправляться. И не потому, что мировой художественный рынок в своём традиционном виде вдруг полюбил Константина Коровина или Бориса Кустодиева, Михаила Нестерова или Станислава Жуковского. А потому, что на этот рынок вышел новый участник, ранее этому рынку практически неизвестный. И как вы уже, наверное, догадались, это был любитель живописи, собиратель, коллекционер из России. Встретились они, картины «союзрусхудожников» и русский собиратель, в Лондоне, в аукционных залах Sotheby’s на Нью Бонд Стрит и Christie’s – на Кинг Стрит.

 

При первой встрече, надо сказать, внимание, как аукционных домов, так и немногочисленных пока русских покупателей, было сосредоточено на корифеях XIX века, картины которых вдруг стали продаваться. И не просто продаваться, но продаваться дорого. В это время (середина 1990-х) первые русские покупатели смотрели, и не только смотрели, но и платили сотни тысяч долларов за И.Айвазовского, В.Верещагина, И.Левитана, И.Репина, И.Шишкина... В тени громадных картин этих художников трудно было заметить небольшие полотна Коровина или Жуковского. К тому же разница в ценах на произведения первых и вторых измерялась десятками раз. Разумеется, в пользу первых, способных, будучи однажды купленными за двести, триста и выше тысяч долларов, «работать» на престиж их нового владельца. Картины же блистательного К.Коровина, вихреобразного Ф.Малявина или ностальгического С.Жуковского было можно приобрести на протяжении 90-х годов сравнительно недорого: редкая из них превышала 10-тысячный рубеж. Разумеется в долларах.

 

В начале второго десятилетия выхода русских коллекционеров на западный художественный рынок последний уже был не способен удовлетворять запросы постоянно возрастающего числа русских коллекционеров на русскую школу живописи. Одним из свидетельств тому может служить свертывание деятельности на рынке русского искусства таких аукционных домов, как бывший тогда английским Филлипс или целый ряд парижских коммиссар-призёров. Венский Доротеум, включившийся в борьбу за русский рынок в конце 90-х годов, выдержал только три года. Со второй половины 2001 г. прекратил проводить свои аукционы “Russische Kunst”. Продолжает держаться Кристис, но нельзя не прийти к выводу о том, что и его дни сочтены. Точнее, дни его активности на рынке русской живописи, хотя время от времени у Кристис появляются интересные вещи. Как это было, например, в апреле 2002 г., когда в Нью-Йорке на продажу был выставлен оцененный в 300 – 500 000 долл. портрет Е.Зеленковой 1913 г. кисти замечательнной русской художницы З.Серебряковой. И хотя он не вызвал большого интереса у коллекционеров, как это регулярно случается с произведениями художницы в Лондоне у Сотбис, он был продан в рамках оценки – за 325 500 долларов. Или (если говорить о представителях Союза Русских Художников) продажа в Нью-Йорке в апреле 2003 года картины А.Архипова «Russian Peasant Women Drinking Tea» (х./м., 141х106.7, оценка 70 — 100 000 долл.) за рекордную, продержавшуюся всего 40 дней — до 21 мая 2003 г. — цену в 186 700 долл. И только Сотбис не перестает удивлять своих клиентов очередными находками, а рынок новыми и новыми рекордами цен на произведения русских художников, в том числе — в последние несколько лет — на картины представителей «Союза русских художников», о чём подробнее будет сказано ниже.

 

Свертывание бизнеса в русском секторе мирового художественного рынка является свидетельством того кризиса, который он переживает. В его основе лежит простая причина: предложение не успевает за стремительно растущим спросом. Если предложение в конце 80-х — начале 90-х годов складывалось из поступлений с территории бывшего Советского Союза и, в значительно меньшей мере, из западных источников, то к началу этого десятилетия предложение подпитывается в основном из западных источников. Владельцы русских произведений искусства, привлеченные стремительным ростом цен на него, стряхивают пыль с семейных реликвий и решаются с ними расстаться. Ибо сейчас, по сравнению с недавним прошлым, они могут получить за своего Кустодиева не несколько тысяч, а десятки и сотни тысяч долларов. Разумеется, если продавать его у Сотбис, если он с престижным провенансом (происхождением), и если он в отличном состоянии. (Как это было, например, на майском, 2003 г., аукционе русской живописи Сотбис в Лондоне, когда «Красавица» кисти Б.Кустодиева была продана за невиданную ранее для бывшего «союзрусхудожника» цену в 845 600 фунтов стерлингов (1 387 820 долл.). Установлен таким образом не только мировой рекорд цены на произведения Б.Кустодиева, но и – попутно – установлена немыслимо высокая планка цен на произведения художников СРХ.

 

Но возможности западных собраний как поставщиков шедевров на художественный рынок русского искусства крайне ограничены. А то, что находится в России, законным путём на аукционы попасть не может. И поэтому все реже и реже встречаются на аукционах Запада не только шедевры, но и просто заслуживающие серьезного коллекционерского внимания вещи. А когда появляются, то продаются дорого. И будут продаваться еще дороже. Что же касается продаж произведений русских художников антикварами, то таких, которые бы специализировались на русском искусстве, практически в мире нет. Разве иногда в Нью-Йорке, в одной из старейших антикварных галерей «А ла Вьей Рюсси» можно увидеть русскую живопись, которую она регулярно показывает также и на престижных международных ярмарках антиквариата. Экспозиция при этом практически не меняется от одной ярмарки к другой. Что же касается работ художников СРХ, то ни в Маастрихте, ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне на Гросвеноровской ярмарке, ни на парижской Бьеннале, ни на ярмарках в Цюрихе, Базеле или Женеве мне не приходилось встречать работ мастеров «Союза русских художников».

 

Однако на аукционах во Франции или Швейцарии мне неоднократно встречались их работы. Наиболее часто это были картины К.Коровина. И это вполне объяснимо. Он был знаменит не только в России, но и в Париже, именно ему было поручено оформление павильона России на Всемирной выставке 1900 г. На этой выставке он получил золотые и серебрянные медали (всего пять) не только за оформительские работы, но и за свои картины. Да и последние 16 лет своей жизни художник прожил в Париже. Можно представить, сколько его работ находится во Франции и в сопредельных с ней странах (в том числе и русского периода, наиболее ценимого и ценного на художественном рынке).

 

Нелишне будет вспомнить в этой связи и следующий грустный факт: собираясь в Париж в надежде облегчить тяжелую участь своего второго сына (тот попал под трамвай, остался инвалидом и нуждался в серьезном лечении), 60-летний художник собрал свои картины, для того чтобы устроить в Париже выставку, организацию которой, как и свои картины, он доверил некоему И.К. Крайтору. Однако по приезде в Париж художник не обнаружил ни своего «дилера», ни своих картин. Пытался разыскать все последующие годы, но безуспешно. В 1925 г. художник писал: «Крайтора не видел больше года — так и не вышла моя выставка, для которой приехал сюда, а картины у Крайтора имели русский характер пейзажа, ноктюрн и иную поэзию...»

 

Так же, как и К.Коровин, на Западе оказались после 1917 г. Ф.Малявин и С.Жуковский. Поэтому работы именно этих представителей «Союза русских художников», в особенности Ф.Малявина, наиболее часто встречаются на западных аукционах. Однако и работы тех, кто оставался в России, на Запад все-таки попадали – упомянем двух других видных представителей «Союза русских художников», после 1917 года живших и работавших до конца дней своих в России – Б.Кустодиева и М.Нестерова, картины которых из собрания Ф.Шаляпина произвели фурор на аукционе Сотбис 21 мая 2003 года в Лондоне. Но обо всём по порядку; вернемся к анализу продаж на западном художественном рынке картин общепризнанного лидера объединения «Союза русских художников», одного из его создателей и наиболее блестящего представителя московской живописной школы, идентифицировавшей себя с СРХ, академика и профессора Константина Алексеевича Коровина (1861-1939).

 

За последние 15 лет на мировом аукционном рынке было продано около 160 картин К.А. Коровина – больше, чем картин других «союзрусхудожников» вместе взятых (Жуковского, Кустодиева, Малявина и Нестерова). Вилка цен — от 238 долларов за «Figures in a street at night» (м./картон, 33х41) в 1994 году у Кристис до 127 650 фунтов стерлингов (при оценке в 20 — 30 000 ф.с.) 20 ноября 2002 года в Лондоне у Сотбис за «Quayside in the South of France» 1923 года (х./м., 59х80). Интересно будет заметить, что в 2001 и 2002 годах на аукционах Сотбис появлялось по одной работе Коровина (в обоих случаях эскизы декораций к «Корсару»), в провенансе которых было указано, что происходят они из коллекции вышеупоминавшегося Ивана Крайтора, после которого они были в коллекции П.Анненкова и частной коллекции в Брюсселе, откуда и попали на аукцион. «Stage design for “Le Corsaire”». 1892. (М., картон, 27.5х20.5) 20 ноября 2001 г. был продан Сотбис за 12 000 ф.с., а 22 мая 2002 г. — за 9 560 ф.с.

 

Как занятный случай из аукционной практики следует упомянуть превратности рыночной судьбы картины «Apple Harvest» 1926 года. В конце 1989 г. она была продана Кристис за рекордную по тем временам цену для Коровина в 36 714 долл. при оценке в 10 – 15 000 ф.с. Всего три года спустя, в 1992г., та же самая картина появляется на аукционе. Но обходится ее новому владельцу всего в 7 250 долл.! И вот 21 мая 2003 г. она снова появляется на аукционе в Лондоне, но в этот раз у Сотбис, и называется она уже «Apples in the Garden”. В каталоге она воспроизведена не в одну восьмую, а в полную страницу; в пояснении говорится, что на картине изображена жена художника. И указывается провенанс: Сотбис, Рашн сейл, лот 43, Лондон 27 ноября 1992 г. Картина преподносится как один из наиболее интересных лотов выставляемой на продажу коллекции и соответственно оценивается в 50-70 000 ф.с., а продается за 60 000 ф.с. Ее счастливому обладателю, очевидно, будет интересно узнать как то, о чем нами писалось выше, так и то, что «Russian Sales» стали проводиться Сотбис только с 1995 г.; что в 1992 г. Сотбис проводил свой аукцион «Icons, Russian Pictures and Works of Art» не 27 ноября, а 24 ноября; что на этом аукционе продавалось 7 работ К.Коровина, и что среди них не было той, которую он приобрел 21 мая 2003г. на Нью Бонд Стрит.

 

Однако установленный в 1989 г. рекорд держался почти 10 лет. В начале 1998 г. картина «The Holy Rites of the Spring» (х./м., 74х94) была продана по цене почти в два раза большей, чем в 1989 г. — за 65 420 долл. Было это накануне августовского дефолта 1998 г. Как раз после того, как в октябре 1997 г. в ходе «Turkish Sale» у Сотбис в Лондоне был установлен мировой рекорд цены на произведение И.К. Айвазовского, а заодно и абсолютный рекорд цены на произведение русской школы живописи. (Его «Закат над бухтой Золотой рог» 1866 г. (х./м., 120х167) при оценке в 200 – 250 000 ф.с. был продан за 370 000 ф.с. (597 254 долл. Автор настоящей статьи поднимал руку на этом аукционе до определенной цены, согласованной с коллекционером, которому он рекомендовал ее приобретение, разыскав ее там, где никакой русский коллекционер Айвазовского искать не стал бы – в дебрях аукциона турецкого искусства!). История эта поучительна тем, что, во-первых, она показывает соотношение цен на работы наиболее востребованного на художественном рынке художника и на картины К.Коровина в период активного выхода на международный рынок коллекционеров из России. Во-вторых, то, что рекордные цены на Айвазовского вытянули на рынок такие работы Коровина, за которые покупатель готов заплатить гораздо больше, чем до этого. И в-третьих, то, что, коллекционируя русскую живопись, да и вообще произведения русского искусства, не следует ограничиваться только специализированными «русскими» аукционами Сотбис и Кристис.

 

Заслуживает внимания в этой связи сенсационная продажа картины К.Коровина осенью 2002 года в Швейцарии. Произведения русских художников так же редки на швейцарском художественном рынке, как, скажем, радуга на женевском небосклоне в начале января. А когда они появляются, то сразу же привлекают к себе внимание любителей русской живописи и надолго остаются в памяти не только благодаря своим художественным достоинствам, эстетическое наслаждение от которых можно получить и в музее, но и благодаря тем ценам, которые готовы за них платить и платят коллекционеры. И если раньше такие сюрпризы являлись монополией ведущего швейцарского аукционного дома «Галерея Кёллер», на торгах которого по меньшей мере раз в год появлялся Айвазовский, то в конце 2002 г. автором подобного сюрприза стал столичный аукционный дом Добьяшофски. Но в бернском варианте это был не Айвазовский, пользующийся стабильным спросом у наших соотечественников, а Константин Алексеевич Коровин, «Porte de St-Denis bei Nacht» (х./м., 81х65) которого была оценена всего в 8 000 шв.фр. или 5 400 евро. Вид ночного Парижа Коровина после долгой борьбы был продан за 72 000 шв.фр. (48 980 евро) (в 9 (!) раз выше каталожной оценки). Дороже были проданы лишь две картины. И обе – французских испанцев: П.Пикассо (1881-1973) «Taureau dans l’arene» (пастель, 20х25, оценка 120 000 шв.фр.), украшавший обложку каталога и обреченный на успех (имя, сюжет, провенанс, литература), был продан за 145 000 шв.фр.; и Мария Бланшар-Гутьеррес (1881-1932), «Porträt eines Mädchens» (пастель, бумага на холсте, 97.5х70, оценка 22 000 шв.фр.) которой был продан более чем в 4 раза выше каталожной оценки — за 96 000 шв.фр.

 

Разумеется, отыскать Коровина на практически не известном русским коллекционерам аукционе в каталоге (на немецком языке), содержащем почти две с половиной тысячи лотов, да еще и в Швейцарии, дело не легкое и требует значительного труда. Но ведь кто-то нашел его и приобрел! И ход торгов, и достигнутая цена указывают на то, что картина Коровина была приобретена русским участником аукциона. И надо сказать, что его труды были вознаграждены сторицей, ибо и картина хорошая, и цена сегодняшняя, а не «завтрашняя», как выразился в беседе с автором статьи сразу же после одного из Лондонских аукционов известный московский собиратель В.Дудаков. И прежде всего он имел в виду цены на картины К.Коровина.

 

Филипп Малявин (1869-1940), так же, как и К.Коровин, последние 18 лет своей жизни прожил за границей, что предопределило его место на художественном рынке Запада. С наследием в количестве почти 90 картин, продававшихся на аукционах последние пятнадцать лет, он хотя и значительно уступает К.Коровину, но намного — в десятки раз — превосходит предложение на аукционном рынке также жившего за границей С.Жуковского, не говоря уже о Б.Кустодиеве и М.Нестерове, оставшихся в России. На протяжении 1990-х и в начале 2000-х годов, наверное, не было ни одного аукциона Сотбис, на котором не выставлялась бы на продажу по крайней мере одна картина Ф.Малявина. Причем, в отличие от К.Коровина, размеры малявинских картин начинались там, где они заканчивались у К.Коровина (то есть от 55х46 и больше). Что же касается цен, то до последнего времени они были сопоставимы. Основная масса картин продавалась в пределах 10 000 долларов. В начале 1998 г. монументальных размеров «Self Portrait of the Artist with his Wife and Daughter” 1910 г. (х./м., 285х232) стал первым полотном художника, проданным выше символической отметки в 100 000 долларов. При оценке в 80 – 120 000 долл. «Автопортрет художника с женой и дочерью» был продан Сотбис за 80 000 ф.с. (130 840 долл.). И лишь в мае 2003 г., и снова у Сотбис в Лондоне, сразу два произведения Ф.Малявина снова были проданы за более чем 100 000 долл. «Showing off the new Arrival» (х./м., 81.5х100) при оценке в 50 – 70 000 ф.с., нашла своего покупателя за 78 000 ф.с., что составило 128 000 долл.

 

Но подлинной сенсацией торгов стала другая картина Ф.Малявина – «Nude Lady with Floral Hat»(х./м., 143х97), которая при каталожной оценке в 50 – 70 000 ф.с. (то есть как и предыдущая картина), скорректированой в начале торгов до 70 – 80 000 ф.с., была продана за рекордную для произведений художника цену в 218 400 ф.с. (что при переводе в доллары составило 358 440 долл.) Заметим попутно, что эта картина Ф.Малявина не в первый раз появляется на аукционах в Лондоне. В первый раз «Обнаженная в венке из цветов», появилась на аукционе Сотбис в 1996 году и осталась непроданной. Второй раз она появилась в начале 1998 г. и была продана за 60 000 ф.с. (98 130 долл.) при оценке 30 – 50 000 ф.ст. И наконец, пять лет спустя она снова появляется на аукционе и продается за немыслимую ранее цену.

 

Случай довольно редкий в аукционной практике. Но в период формирования рынка – в данном случае русского искусства – может случиться то, что на сложившемся уже рынке маловероятно. По второму разу появлялись и Шишкин, и Сомов, и работы некоторых других художников. Но никода они не продавались с такой большой выгодой для прежнего владельца. И поэтому можно в настоящее время говорить о том, что произведения русских художников могут не только доставлять эстетическое наслаждение их счастливым обладателям, но и являться более чем рентабельным вложением капитала. Соответствующие подсчеты и расчеты читатель может сделать сам. Так же, как и соответствующие выводы. Но мало первоклассных картин русских художников, в том числе и круга СРХ, на художественном рынке на Западе. По мере стабилизации экономической и политической ситуации в России, а также приведения национального законадательства в отношении перемещения культурных ценностей в соответствие с высшими национальными интересами России, а не соответствующих ведомств, все больше и больше картин будет надолго оседать в коллекциях частных собирателей из России, число и активность которых на мировом художественном рынке постоянно растет. Так, на ставшем уже знаменитом майском 2003 года аукционе Сотбис, восемь из десяти самых дорогих лотов были куплены русским коллекционером и, возможно, вернутся в Россию. Эти коллекционеры в настоящее время достаточно молоды и только начали формировать свои собрания. Соответственно рынок будет скудеть и борьба не только за шедевры, но за просто хорошие картины будет гораздо более острой, чем это было на протяжении 90-х годов, и цены будут только расти – в том числе и на картины «союзрусхудожников», подлинным триумфом которых стал аукцион 21 мая 2003 г. у Сотбис. Ибо в первый раз за всю историю аукционов русской живописи работы сразу нескольких представителей «Союза русских художников» вошли в десятку самых дорогих из 231-го лота, выставлявшегося на продажу. Не одна и не две, а сразу пять! С установлением мировых рекордов цен сразу для четырех художников: А.Архипова, Ф.Малявина, М. Нестерова и Б.Кустодиева.

 

Два последних художника, в отличие от К.Коровина и Ф.Малявина, после 1917 года остались в России, поэтому на западном рынке работ их гораздо меньше. На протяжении 90-х годов на аукционах выставлялись на продажу всего около 15 работ М.Нестерова и около 10 работ Б.Кустодиева. Самой дорогой работой первого явилась картина «Saint Olga, Equal of the Apostles» (х./м., 104х40), проданная на знаменитом декабрьском 1995 года аукционе Сотбис за 14 000 ф.с. (21 280 долл.). Из трех картин М.Нестерова, выставлявшихся на продажу с 2000 года, самый большой успех выпал на долю картины «Vision of the Boy Bartholomew» 1917 г. (х., м., 94х110.5), которая при каталожной оценке в 180 – 200 000 ф.с. была продана более чем в два с половиной раза выше максимальной оценки – за 509 600 ф.с. (836 370 долл.). Картина, правда, из коллекции Ф.Шаляпина, и не уступает картине «Видение отроку Варфоломею» 1890г., находящейся в постоянной экспозиции Третьяковской Галереи. Рекорд цен на произведения М.Нестерова, установленный 21 мая 2003 г. на Нью Бонд Стрит в Лондоне, будет держаться долго – возможно, до повторного появления этой же самой картины на аукционе. Но этой продажей были установлены еще два рекорда. Абсолютный рекорд цены на произведение русской школы фигуративной живописи, который принадлежал до этого жившей с 1924 г. в Париже З.Серебряковой («Русская баня» 1926 года была продана у Сотбис 20 ноября 2001 г. за 443 500 ф.с.), и абсолютный рекорд цены на произведение реалистической школы живописи русского художника, умершего в Советском Союзе.

 

Но этим двум последним рекордам не суждено было долго продержаться. И первый, и второй были «побиты» картой из той же шаляпинской колоды (картиной из коллекции Ф.Шаляпина в Париже на том же самом аукционе). Попутно установлен еще один рекорд: впервые за историю открытого художественного рынка на Западе произведение русской школы живописи было продано более чем за один миллион долларов. Лот 136 каталога «Russian Pictures» Сотбис, несомненно, войдёт в историю аукционных торгов русского искусства. Ибо картина Б.Кустодиева «Belle» 1919 года (х./м., 78.5х102), оцененная в 250 – 350 000 ф.с., была продана – по телефону — в три с половиной раза выше нижней оценки – за 845 600 ф.с. В долларовом исчислении «Красавица» обошлась анонимному покупателю в 1 387 820 долл.! Художнику в момент написания картины было 41 год, из которых три последних он передвигался только на инвалидной коляске. Нельзя не восхищаться мужеством этого самого русского из русских художников начала XX века, продолжавшего радовать поклонников его таланта своими яркими, жизнелюбивыми произведениями до последних дней своей короткой жизни (Б.Кустодиев скончался в 49-летнем возрасте).

 

Так же, как работы Б.Кустодиева, редки на мировом художественном рынке и произведения другого представителя «Союза русских художников» – С.Жуковского. В 90-е годы на аукционах выставлялось на продажу всего около десятка его работ – как правило, пейзажи, продававшиеся от восьмисот до девяти тысяч фунтов стерлингов. Самым дорогим полотном из проданных в этот период было «A Morning in March» 1910 г. (х./м., 56.5х66.5), проданное Сотбис в Лондоне в 1997 году за 9 000 ф.с. (14 740 долл.) при каталожной оценке в 5 – 7 000 ф.с. За последние три года на аукционах появилось еще шесть работ С.Жуковского. Почти все из них были написаны до 1910 года, и почти все были проданы дороже 10 000 ф.с., а две — дороже 20 000 ф.с. На сегодняшний день самой дорогой картиной С.Жуковского из всех, проданных за последние 15 лет на открытом рынке, является «Boats moored on the River» 1903 года (х./м., 70.5х113), проданная Сотбис в мае 2001 года за 29 250 ф.с. при оценке 25 – 30 000 ф.с. (немногим более 40 000 долл.). Так что налицо тенденция постоянного роста спроса на работы этого «союзросхудожника», что и предопределяет стабильный рост цен на его произведения. Причем речь не идет в данном случае о шедеврах, как это было с М.Нестеровым и Б.Кустодиевым. Когда таковые появятся (что маловероятно, так как большинство из них находятся в частных коллекциях в России), то будут они стоить дорого. Не так дорого как Нестеров и Кустодиев, но, по меньшей мере, за стотысячной отметкой.

 

Выводы из вышеизложенного читатель, очевидно, уже сделал сам. Поэтому в заключение хотелось бы, исходя из анализа мирового рынка художников СРХ за последние пятнадцать лет, сформулировать несколько практических рекомендаций для тех, кто собирает произведения этих художников или намеревается их собирать. Первое: не ограничивайте свои поиски аукционами Сотбис и Кристис, систематически читайте специализированную прессу и внимательно изучайте каталоги аукционов, проходящих во Франции, Германии, Швейцарии, Швеции и Финляндии — приятные сюрпризы вам гарантированы. Второе: если Ваши финансовые возможности ограничены, не смущайтесь высокими каталожными оценками; практика показывает, что нередки случаи, когда те или иные лоты продаются гораздо ниже даже минимальной каталожной оценки. Третье: относитесь с осторожностью к каталожным репродукциям картин и, во избежание разочарования, не участвуйте в аукционах только на основании впечатления, которое на Вас произвело полиграфическое воспроизведение понравившегося Вам произведения; старайтесь посетить предаукционную выставку и увидеть заинтересовавшую Вас работу в натуре. (Кстати, если у Вас не будет возможности это сделать, то Вы всегда можете договориться с аукционным домом о том, чтобы посмотреть картину до выставки. По собственному опыту знаю, как это может быть полезно). Четвертое: покупайте графические произведения «Союза русских художников» пока они сравнительно недороги и достаточно часто появляются на торгах. И последнее: покупайте сердцем, и Ваши приобретения будут Вас только радовать. Смею предположить, что цены на русское искусство в целом, и на работы «Союза русских художников» в частности, только будут расти, и, вполне возможно, гораздо более стремительно, чем это было до сих пор. Поэтому сердечная привязанность может обернуться также и весьма выгодным и прибыльным вложением капитала.

 

 

Десять самых дорогих картин художников «Союза Русских Художников»

 

1. КУСТОДИЕВ Борис Михайлович (1878-1927)

«Belle» («Красавица»), 1919, х./м.,78.5х102. Сотбис, Лондон, 21 мая 2003 г.

лот 136, воспр. на стр. 87. Оценка 250 – 350 000 ф.с.

Продана: 845 600 ф.с. (1 387 820 долл.)

 

2. НЕСТЕРОВ Михаил Васильевич (1862-1942)

«Vision of the boy Bartholomew”, 1917 г., х./м., 94х110.5. Сотбис, Лондон, 21 мая 2003 г., лот 134, воспр. на стр. 83. Оценка 180 – 200 000 ф.ст.

Продана: 509 600 ф.с. (836 370 долл.)

 

3. КУСТОДИЕВ Борис Михайлович (1878-1927)

«The Village Fair», 1919, х./м., 71.5х111. Сотбис, Лондон, 23 ноября 2000г.

лот 135, воспр. на стр. 65. Оценка 60 – 80 000 ф.с.

Продана: 361 000 ф.с. (613 700 долл.)

 

4. МАЛЯВИН Филипп Андреевич (1869-1940)

«Nude Lady with Floral Hat», х./м., 143х97. Сотбис, Лондон, 21 мая 2003 г., лот 130, воспр. на стр. 75. Оценка 50 – 70 000 ф.с.

Продана: 218 400 ф.т. (358 440 долл.)

 

5. АРХИПОВ Абрам Ефимович (1862-1930)

«Russian Beauty at her Embroidery», х./м., 114.5х88. Сотбис, Лондон, 21 мая 2003 г., лот 137, воспр. на стр. 89. Оценка 150 – 200 000 ф.с.

Продана: 140 000 ф.с. (229 770 долл.)

 

6.  КОРОВИН Константин Алексеевич (1861-1939)

«Quayside in the South of France», 1923г., х./м., 59х80. Сотбис, Лондон, 20 ноября 2002 г., лот 90, воспр. на стр. 65. Оценка 20 – 30 000 ф.с.

Продана: 127 650 ф.с.

 

7. АРХИПОВ Абрам Ефимович (1862-1930)

«Russian Peasant Women Drinking Tea», х./м., 141х106.7, Кристис, Нью Йорк, 11 апреля 2003 г., лот 26, воспр. на стр. 25. Оценка 70 – 100 000 долл.

Продана: 186 700 долл.

 

8. КУСТОДИЕВ Борис Михайлович (1878-1927)

«Inside the Tavern. Set Design for “The Power of the Enemy», 1920г., х./м., 36.5х99.

Сотбис, Лондон, 31 мая 2001 г., лот 89, воспр. на стр. 46. Оценка 50 – 70 000 ф.с.

Продана: 113 500 ф.с.(162 305 долл.).

 

9. КУСТОДИЕВ Борис Михайлович (1878-1927)

«Celebration at Shrovetide», 1916г., х./м., 80х94. Кристис, Лондон (Саут Кенсингстон), 15 декабря 2000 г., лот 57, воспр. на стр. 25. Оценка 25 – 35 000 ф.с.

Продана: 91 750 ф.с. (155 975 долл.)

 

10. МАЛЯВИН Филипп Андреевич (1869-1940)

«Self Portrait of the Artist with his Wife and Daughter», 1910 г., х./м., 285х232. Сотбис, Лондон, 19 февраля 1998 г., лот 202, воспр. на стр. 25, оценка 80 – 120 000 ф.с.

Продана: 80 000 ф.с. (130 840 долл.)

 

   

Вся библиотека >>>

Картины русских художников >>>